Новая судебная практика по трудовым спорам

Новая судебная практика по трудовым спорам

Суд не поддержал увольнение совместителя: нет графика — нет прогула. Сотрудник объяснил свое отсутствие тем, что трудился у другого работодателя по основному месту работы.

Суд признал, что невыход на работу по совместительству вызван уважительными причинами. Работодатель совместителя не утвердил график работы и не ознакомил с ним сотрудника. Табели учета подтверждали, что норма рабочего времени в месяц выполнялась.

В практике встречались и иные случаи незаконного увольнения за прогул, когда работник не был извещен о том, что нужно выйти на работу в определенный день.

Более подробно с апелляционным определением Новосибирского областного суда от 07.11.2017 по делу N 33-10828/2017 можно ознакомиться ниже:

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 ноября 2017 г. по делу N 33-10828/2017

Судья: Гаврилец К.А.

Докладчик: Дронь Ю.И.

Судебная коллегия по гражданским делам Новосибирского областного суда в составе:

председательствующего Дроня Ю.И.

судей Вегелиной Е.П., Мащенко Е.В.

с участием прокурора Козловой М.В.

при секретаре А.

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Новосибирске 07 ноября 2017 года гражданское дело по апелляционной жалобе представителя ТСЖ «Идиллия» — В. на решение Заельцовского районного суда г. Новосибирска от 03 августа 2017 года, которым исковые требования К. к ТСЖ «Идиллия» удовлетворены частично.

К. восстановлен на работе в ТСЖ «Идиллия» в должности электрика (по совместительству).

С ТСЖ «Идиллия» в пользу К. взысканы: заработная плата за период вынужденного прогула с 12 мая 2017 года в размере 35607,68 руб., компенсация морального вреда — 10000 рублей, всего — 45607,68 руб.

Решение в части восстановления на работе, взыскании заработной платы обращено к немедленному исполнению.

С ТСЖ «Идиллия» взыскана государственная пошлина в доход бюджета в размере 1868 руб.

Заслушав доклад судьи Новосибирского областного суда Дроня Ю.И., объяснения представителя ответчика — В., возражения К., заключение прокурора Козловой М.В., судебная коллегия

установила:

К. обратился в суд с иском к ТСЖ «Идиллия», в котором просил восстановить его на работе в ТСЖ «Идиллия» в должности электрика (по совместительству); взыскать оплату за период вынужденного прогула, компенсацию морального вреда — 300 000 руб., недоплату — 4507 руб.

В обоснование иска указал, что с 16.08.2012 г. работал у ответчика в должности электрика по совместительству и приказом от ДД.ММ.ГГГГ N л/с уволен с работы по п. п. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Полагал, что приказ об увольнении является незаконным, поскольку прогула не совершал, так как работает по основному месту работы, в Бердском ПСО МЧС России, по скользящему графику, о чем известно руководству ТСЖ «Идиллия».

Судом принято указанное выше решение, с которым не согласился представитель ТСЖ «Идиллия» В., в апелляционной жалобе просит решение суда отменить, принять новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказать.

В апелляционной жалобе указывает, что у истца отсутствовали законные основания не исполнять требования трудового распорядка, установленные у работодателя ТСЖ «Идиллия».

Вывод суда о том, что отсутствие на рабочем месте 26, 27, 28 мая 2017 года вызвано уважительной причиной, а именно выполнением трудовых обязанностей по основному месту работы, не основан на законе — работодатель не давал согласия на установление свободного графика работы истца. Режим гибкого рабочего времени в соответствии со ст. 102 ТК РФ истцу не устанавливался. Судом не учтено, что истцу неоднократно объявлялись выговоры за прогулы, вызванные работой у другого работодателя, приказы о применении дисциплинарного взыскания истцом не обжаловались.

Апеллянт обращает внимание на то, что между пояснениями истца и документами, представленными ответчиком, имеются противоречия, так истец указал, что в период с 25 по 28 мая 2017 года он отсутствовал на рабочем месте, однако в представленном ответчиком табеле учета рабочего времени зафиксировано, что с 25 по 28 мая 2017 года истец выполнял трудовые обязанности по 4 часа. Указанные противоречия судом в нарушение ч. 4 ст. 198 ГПК РФ не устранены.

Проверив материалы дела на основании ст. 327.1 ГПК РФ, в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с частью 3 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарное взыскание в виде увольнения по соответствующим основаниям.

Согласно подпункту «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей — прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

Согласно ст. 284 ТК РФ продолжительность рабочего времени при работе по совместительству не должна превышать четырех часов в день. В дни, когда по основному месту работы работник свободен от исполнения трудовых обязанностей, он может работать по совместительству полный рабочий день (смену). В течение одного месяца (другого учетного периода) продолжительность рабочего времени при работе по совместительству не должна превышать половины месячной нормы рабочего времени (нормы рабочего времени за другой учетный период), установленной для соответствующей категории работников.

Из содержания трудового договора (л. д. 70 — 71) от ДД.ММ.ГГГГ заключенного между ТСЖ «Идиллия» и К., приказа о приеме на работу (л. д. 73) следует, что К. был принят на работу в качестве электрика в ТСЖ «Идиллия» по совместительству. Режим рабочего дня определяется Правилами внутреннего распорядка, с которыми К. ознакомлен.

Судом первой инстанции ответчику предлагалось представить распорядок работы истца (л. д. 1).

Однако, как следует из материалов дела, Правила внутреннего трудового распорядка либо иной локальный акт, из содержания которого можно было определить график работы К. в ТСЖ «Идиллия» ответчиком по делу суду первой инстанции представлено не было. Не содержится ссылок на данные доказательства и в апелляционной жалобе.

При этом, с учетом требований ст. 284 ТК РФ о продолжительности рабочего дня у работника по совместительству не более четырех часов в день, работодатель был обязан составить график работы К. и ознакомить с данным графиком работника.

Поскольку график выхода на работу К. не был утвержден и истец с ним не был ознакомлен, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что невыход на работу истца был вызван уважительными причинами.

Табели учета рабочего времени, подписанные работодателем, свидетельствуют о том, что месячная норма рабочего времени, при работе по совместительству К. выполнялась.

В связи с чем, судебная коллегия полагает, что по согласованию работника с работодателем, месячная норма рабочего времени К. выполнялась за счет работы последнего более длительное время в дни свободные от основного места работы дни, что в дальнейшем отражалось в табеле учета рабочего времени.

При установленных судом первой инстанции фактических обстоятельствах дела и изложенной выше нормативной базе, доводы апелляционной жалобы не содержат оснований для отмены решения суда, в связи с чем, решение подлежит оставлению в силе.

Руководствуясь ст. ст. 328 — 330 ГПК Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Заельцовского районного суда г. Новосибирска от 03 августа 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя ТСЖ «Идиллия» — В. — без удовлетворения.

Нарушение работником режима рабочего времени можно доказать с помощью системы электронных пропусков.

Работодатель объявил сотруднице выговор за опоздания и преждевременные выходы с работы, сославшись на показания системы пропусков. Она обжаловала взыскание в суде, но безрезультатно.

В апелляционной жалобе истица указала: суд первой инстанции неправомерно принял в качестве доказательств сведения из системы пропусков, не проверив, в частности, законность их получения. Она отмечала, что эти сведения относятся к персональным данным. Однако апелляция сочла, что система направлена на обеспечение безопасности и персональные данные не раскрывает.

Также сотрудница полагала, что время нахождения на работе определяется, прежде всего, табелем учета рабочего времени. Суд с ней не согласился: в табеле видно только количество рабочих часов, а система электронных пропусков позволяет узнать время прихода и ухода.

Напомним, сведения пропускной системы уже признавались допустимым доказательством времени пребывания сотрудника на рабочем месте.

Более подробно с апелляционным определением Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 15.11.2017 по делу N 33-4401/2017 можно ознакомиться ниже:

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ САХА (ЯКУТИЯ)

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 ноября 2017 г. по делу N 33-4401/2017

Судья Софронов П.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Саха (Якутия) в составе председательствующего судьи Бережновой О.Н., судей Топорковой С.А., Федоровой Г.А. при секретаре Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе истца на решение Нерюнгринского городского суда РС (Я) от 30 августа 2017 года, которым по делу по иску Г. к Акционерному обществу Холдинговая компания «Якутуголь» о признании приказа о применении дисциплинарного взыскания и мер воздействия незаконным и его отмене

постановлено:

В удовлетворении искового заявления Г. к Акционерному обществу Холдинговая компания «Якутуголь» о признании приказа о применении дисциплинарного взыскания и мер воздействия незаконным отказать.

Заслушав доклад судьи Топорковой С.А., пояснения представителя ответчика К., судебная коллегия

установила:

Г. обратилась в суд с иском к АО ХК «Якутскуголь» об отмене дисциплинарного взыскания, взыскании премии за май 2017 года, ссылаясь на то, что состоит с ответчиком в трудовых отношениях в должности ******** с 13.08.2014 г. Приказом ответчика от 04 июля 2017 года N… была привлечена к дисциплинарной ответственности в виде выговора за ненадлежащее исполнение возложенных на нее служебных обязанностей, выразившихся в несвоевременном приходе на работу и раннем уходе с работы, что является нарушением требований п. 2 раздела 4 Правил внутреннего трудового распорядка для работников АО ХК «Якутуголь». Полагает наложение дисциплинарного взыскания незаконным, поскольку с указанными правилами внутреннего трудового распорядка не была ознакомлена. Время прибытия и убытия на работу было оговорено с руководством устно, кроме того, указала, что пользуется общественным транспортом, время движения которого от нее не зависит, в связи с чем считает, что установленный порядок не нарушала.

Ответчик иск не признал, просил в удовлетворении исковых требований Г. отказать.

Судом вынесено вышеуказанное решение, с которым не согласилась Г. и обратилась в суд с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение суда, направить дело на новое рассмотрение в ином составе суда. В обоснование жалобы указала, что судом неправомерно были приняты в качестве допустимых доказательств, сведения, полученные из автоматизированной системы пропуска сотрудников, поскольку достоверность и законность указанных сведений судом установлена не была. Указанные сведения относятся к персональным данным сотрудников. Указала, что ответчиком не представлено допустимых и относимых доказательств нарушения ею трудовой дисциплины. Полагает, что первичным учетным документом по учету рабочего времени является табель учета рабочего времени, согласно которому за апрель и май 2017 года отработала полную норму рабочих часов, что свидетельствует о добросовестном выполнении ею своих трудовых обязанностей. Кроме того, указала, что с правилами трудового распорядка, действующими у работодателя, ознакомлена не была. График работы был согласован с непосредственным руководителем………. Б., от которой не поступало каких-либо замечаний за нарушение ею рабочего времени за апрель — май 2017 г. Следовательно, суд при принятии решения не основывался на всестороннем, полном и объективном исследовании представленных доказательств, что послужило основанием для принятия неправомерного решения.

Истец Г. о месте и времени судебного заседания надлежаще извещена, о причинах неявки в суд апелляционной инстанции не сообщила.

В силу ч. 1 ст. 327, ч. 3 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса РФ неявка лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела в суде апелляционной инстанции. Учитывая изложенное, судебная коллегия считает возможным рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствие истца.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, приходит к выводу об оставлении решения суда без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Из материалов дела следует, что Г. состоит с ответчиком в трудовых отношениях в должности ******** с 19.08.2014 года.

Приказом N… от 04 июля 2017 года за совершение дисциплинарного проступка Г. привлечена к дисциплинарной ответственности в виде выговора за ненадлежащее исполнение возложенных служебных обязанностей, выразившихся в несвоевременном приходе на работу и раннего ухода с работы, что является нарушением требований п. 2 раздела 4 Правил внутреннего трудового распорядка для работников АО ХК «Якутуголь». Кроме этого, указанным приказом истец лишена премии за май 2017 года в размере 100% (л.д. 3). Основанием для издания приказа явилась докладная записка ******** Т., объяснительная истца.

Из докладной записки ******** Т. от 11.06.2017 г. усматривается, что на основании полученных от дирекции по безопасности данных автоматических систем контроля пропуска сотрудников на территорию филиалов АТА, РМЗ за апрель — май 2017 г. установлено нарушение отдельными сотрудниками дирекции по персоналу требований раздела 4 Правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций в части своевременности явки на работу, в том числе получения предварительного разрешения непосредственного руководителя, в связи с чем просил согласовать применение мер воздействия в виде объявления выговора с лишением премии в размере 100% к Г. (л.д. 14).

Оспаривая приказ о дисциплинарной ответственности, истец полагает, что дисциплинарный проступок с ее стороны отсутствует.

Между тем, судебная коллегия не может согласиться с указанными доводами истца по следующим обстоятельствам.

В соответствии со ст. 192 Трудового кодекса РФ дисциплинарным проступком признается неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей.

Заключая трудовой договор, работник обязуется добросовестно выполнять свои трудовые обязанности, соблюдать трудовую дисциплину и правила внутреннего трудового распорядка организации (ст. 21 Трудового кодекса РФ). Виновное неисполнение данных требований может повлечь привлечение работника к дисциплинарной ответственности, что является одним из способов защиты нарушенных прав работодателя.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 192 Трудового кодекса РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарное взыскание в виде выговора.

При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (ч. 5 ст. 192 Трудового кодекса РФ).

Исходя из разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», обязанность доказать совершение работником проступка и соблюдения порядка применения дисциплинарного взыскания возлагается на работодателя. Таким образом, на работодателе лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что совершенное работником нарушение, явившееся поводом к объявлению выговора, в действительности имело место и могло являться основанием для привлечения к дисциплинарной ответственности.

Из утвержденных в 2016 году правил внутреннего трудового распорядка для работников АО ХК «Якутуголь» (раздел 4) установлено, что работник обязан своевременно являться на работу в соответствии с установленным режимом рабочего времени (л.д. 31). Разделом 8 указанных правил установлено, что началом рабочего времени считается момент прихода работника на рабочее место, а окончанием рабочего времени — уход с рабочего места по окончанию смены (л.д. 43).

Приложением N 2 к коллективному договору на 2016 — 2019 года, заключенному между АО ХК «Якутуголь» и Территориальной профсоюзной общественной организацией работников АО ХК «Якутуголь», установлен режим рабочего времени для работников аппарата управления с 36 часовой неделей, которым определено время начала работы — 08 час. 00 мин. и окончание — 17 час. 12 мин. (л.д. 33).

Из данных автоматической пропускной системы следует, что истец в период с октября 2016 г. по май 2017 г. проходила через указанную систему после 8 час. 00 мин. и уходила до 16 час. (л.д. 36 — 40), что свидетельствует о несоблюдении ею режима рабочего времени. Данные обстоятельства нашли свое подтверждение и в объяснительной записке самой Г.

Доводы жалобы о том, что судом неправомерно были приняты в качестве допустимых доказательств сведения, полученные из автоматизированной системы пропуска сотрудников, поскольку достоверность и законность указанных сведений судом установлена не была, а также, что указанные сведения относятся к персональным данным сотрудников, судебная коллегия находит несостоятельными по следующим обстоятельствам.

В соответствии с п. 1 ст. 3 Федерального закона от 27.07.2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных» под персональными данными понимается любая информация, относящаяся к определенному или определяемому на основании такой информации физическому лицу (субъекту персональных данных).

Согласно п. 5 названной статьи под распространением персональных данных понимаются действия направленные на раскрытие персональных данных неопределенному кругу лиц.

Таким образом, к персональным данным лица следует относить, прежде всего, его фамилию, имя отчество, дату и место рождения, социальное, имущественное положение, образование, профессию, доходы, а также другую информацию, при которой возможно идентифицировать конкретное лицо.

Установленная автоматизированная система контроля пропуска сотрудников на территорию филиалов АТА, РМЗ в АО ХК «Якутуголь» связана с обеспечением безопасности, в силу чего не является источником получения персональных данных работника по смыслу, предусмотренному в Федеральном законе «О персональных данных», следовательно, не является раскрытием персональных данных истца и не нарушает вышеуказанный закон.

Также судебная коллегия не может согласиться с доводами истца относительно того, что согласно табелю учета рабочего времени за апрель и май 2017 года она отработала полную норму рабочих часов, что свидетельствует о добросовестном выполнении ею своих трудовых обязательств, поскольку время появления на рабочем месте и ухода не фиксируется в табеле учета рабочего времени, в связи с чем указанный табель не может являться доказательством своевременного появления и ухода работника с рабочего места.

Довод жалобы о том, что истец не была ознакомлена с правилами трудового распорядка, действующими у работодателя опровергаются материалами дела, из которых судом правильно установлено, что истец ознакомлена с коллективным договором, и, как следствие, с приложениями к нему 16 августа 2016 года, что подтверждается распиской истца (л.д. 48).

Другие доводы, приведенные истцом в апелляционной жалобе, не могут являться основанием к отмене судебного решения, поскольку они не опровергают выводов суда, а повторяют правовую позицию истца, выраженную Г. в суде первой инстанции. Представленные доказательства были исследованы судом и им дана правильная оценка, которая отражена в решении суда.

С учетом приведенных норм материального права и установленных по делу обстоятельств, судебная коллегия полагает, что у ответчика имелись основания для применения к истцу дисциплинарного взыскания в виде выговора, поскольку был соблюден установленный законом порядок применения дисциплинарного взыскания, факт совершения истцом дисциплинарного проступка нашел свое подтверждение, письменные объяснения у истца были истребованы, сроки применения дисциплинарного взыскания ответчиком были соблюдены, при выборе меры дисциплинарного воздействия ответчиком были учтены степень вины и обстоятельства совершения дисциплинарного проступка, его тяжесть, в связи с чем судебная коллегия приходит к выводу, что судом первой инстанции постановлено правильное и законное решение об отказе в удовлетворении иска.

Поскольку судом первой инстанции установлено, что истец обоснованно привлечена к дисциплинарной ответственности, то и выплаты премии за май 2017 года в размере 100%, как стимулирующей выплаты, истец была лишена на законных основаниях.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения апелляционной жалобы у суда апелляционной инстанции не имеется.

Юридически значимые обстоятельства судом определены правильно, представленным доказательствам дана надлежащая оценка, применен материальный закон, регулирующий возникшие между сторонами отношения, нарушения норм процессуального права, влекущего отмену решения, не допущено, в связи с чем оснований для отмены решения суда первой инстанции в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Нерюнгринского городского суда РС (Я) от 30 августа 2017 года по делу по иску Г. к Акционерному обществу Холдинговая компания «Якутуголь» о признании приказа о применении дисциплинарного взыскания и мер воздействия незаконным и его отмене оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Определение суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Председатель первичной профсоюзной организации учреждения восстановлена в должности после увольнения в связи с сокращением.

Сотрудница ГБСУСО работая в должности палатной сестры, была уволена в связи с сокращением численности и штата работников в учреждении. Являлась председателем первичной профсоюзной организации учреждения подала иск к ГБСУСО о восстановлении в прежней должности.

В обоснование своих нарушенных прав сотрудница ГБСУСО указала на порядок своего увольнения. А именно, работодателем в нарушение требований ст.373 ТК РФ не был направлен проект приказа и копии документов, в выборный профсоюзный орган организации.

Кроме того сотрудница была уволена, несмотря на то, что вышестоящий выборный профсоюзный орган — Президиум областной организации профсоюза работников здравоохранения РФ своего согласия на увольнение истицы не дал.

Суд, обязал ГБСУСО восстановить в должности сотрудницу, взыскать средний заработок за время вынужденного прогула, и компенсацию морального вреда.

Более подробно с апелляционным определением Новосибирского областного суда от 05 июля 2017 по делу N 33-3290/2017 можно ознакомиться ниже:

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

КАЛИНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Судья: Марочкович Л.А. Дело № 33-3290/2017 г.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 05 июля 2017 года г. Калининград

Судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда в составе:

председательствующего Михальчик С.А.

судей Алексенко Л.В., Филатовой Н.В.

при секретаре Худоба О.В.

с участием прокурора Мяшиной З.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе ГБСУСО Калининградской области «Геронтопсихиатрический центр» на решение Неманского городского суда Калининградской области от 2 мая 2017 года, которым исковые требования Ивлевой Н.А. удовлетворены.

Ивлева Н.А. восстановлена на работе в ГБСУСО Калининградской области «Геронтопсихиатрический центр» в должности медицинской сестры палатной на 0,5 ставки с 09 февраля 2017 года.

С ГБСУСО Калининградской области «Геронтопсихиатрический центр» в пользу Ивлевой Н.А. взыскан средний заработок за время вынужденного прогула в размере <данные изъяты> руб. и компенсация морального вреда 5000 руб.; в доход местного бюджета — госпошлина в размере 1411,76 руб.

Заслушав доклад судьи Алексенко Л.В., заключение прокурора, полагавшего решение подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Ивлева Н.А. обратилась в суд с иском к Государственному бюджетному стационарному учреждению социального обслуживания Калининградской области «Геронтопсихиатрический центр» (далее по тексту – ГБСУСО «Геронтопсихиатрический центр», Центр) о восстановлении на работе в прежней должности, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда в сумме 15000 руб.

В обоснование иска указала, что работала в Центре в должности медицинской сестры палатной, являлась председателем первичной профсоюзной организации учреждения. Приказом № от 10.01.2017 года она была уволена с работы в связи с сокращением численности и штата работников с 08.02.2017 года. Считала увольнение незаконным, ссылаясь на нарушение работодателем порядка увольнения. Так, работодателем в нарушение требований ст.373 ТК РФ в выборный профсоюзный орган организации не был направлен проект приказа и копии документов, являющихся основанием для принятия указанного решения. Кроме того, истица была уволена, несмотря на то, что вышестоящий выборный профсоюзный орган — Президиум Калининградской областной организации профсоюза работников здравоохранения РФ своего согласия на увольнение истицы не дал. Действиями работодателя истице причинен моральный вред.

Рассмотрев дело, суд принял изложенное выше решение.

В апелляционной жалобе ГБСУСО «Геронтопсихиатрический центр» просит отменить решение суда, принять новое решение об отказе в удовлетворении иска.

Настаивает на праве работодателя на изменение организационно-штатной структуры организации, а также на соблюдении работодателем порядка увольнения. Не отрицая, что вышестоящая профсоюзная организация 10.01.2017 года не дала своего согласия на увольнения Ивлевой Н.А., полагает, что это решение является немотивированным. Кроме того, работодателем в Калининградскую областную организацию профсоюза работников здравоохранения РФ было направлено приглашение для проведения дополнительных консультаций, на которые представитель профсоюза не явился, чем, по мнению заявителя, злоупотребил своими правами.

Не соглашаясь с размером среднего заработка за время вынужденного прогула, ссылается на то, что при увольнении истице была выплачена денежная компенсация за неиспользованный отпуск, и средний заработок на период трудоустройства за март-апрель 2017 года, однако суд эти суммы не учел.

Ивлева Н.А. и помощник Неманского городского прокурора в письменных возражениях на апелляционную жалобу просят оставить решение без изменения, жалобу — без удовлетворения.

Истица Ивлева Н.А. и представитель ответчика ГБСУСО «Геронтопсихиатрический центр», извещенные о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом, в судебное заседание не явились по неизвестным суду причинам, что с учетом положений ст.167 ГПК РФ дает суду основания рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив законность и обоснованность решения в соответствии со ст.327.1 ГПК РФ в пределах доводов апелляционной жалобы с учетом возражений и заключения прокурора, судебная коллегия полагает решение суда подлежащим изменению в части размера взысканного с ответчика в пользу истицы среднего заработка за время вынужденного прогула и госпошлины в доход местного бюджета, в остальной части это же решение суда — оставлению без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Разрешая заявленные требования, суд установил, что Ивлева Н.А. работала в ГБСУСО «Геронтопсихиатрический центр» с 21.09.2011 года в должности старшей медицинской сестры, с 21.12.2015 года переведена на должность медицинской сестры палатной на 0,5 ставки.

Приказом № от 10.01.2017 года трудовой договор с Ивлевой Н.А. расторгнут, истица уволена 08.02.2017 года в связи с сокращением численности и штата работников организации — п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ.

Оценив представленные доказательства, суд пришел к правильному выводу о том, что приказ № от 10.01.2017 года является незаконным, поскольку работодателем нарушен порядок увольнения истицы, являющейся председателем первичной профсоюзной организации Центра.

Такой вывод суда первой инстанции, вопреки доводам апелляционной жалобы, обстоятельствам дела и правовым нормам, регулирующим спорные правоотношения, не противоречит.

Согласно части 2 ст.82 ТК РФ увольнение работников, являющихся членами профсоюза, по основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ, производится с учетом мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации, в соответствии со ст.373 ТК РФ.

В силу части 1 ст.373 ТК РФ при принятии решения о возможном расторжении трудового договора, в соответствии с п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ с работником, являющимся членом профессионального союза, работодатель направляет в выборный орган соответствующей первичной профсоюзной организации проект приказа, а также копии документов, являющихся основанием для принятия указанного решения.

Согласно ст.374 ТК РФ увольнение по основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ, руководителей выборных коллегиальных органов первичных профсоюзных организаций, не освобожденных от основной работы, допускается помимо общего порядка увольнения только с предварительного согласия соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа.

Судом установлено, что 07.12.2016 года в первичную профсоюзную организацию ГБСУСО «Геронтопсихиатрический центр», председателем которой является Ивлева Н.А., было направлено уведомление о предстоящем ее сокращении. Иных документов в профсоюз направлено не было.

10.01.2017 года работодателем было запрошено мотивированное мнение вышестоящего выборного профсоюзного органа — Калининградской областной организации профсоюза работников здравоохранения РФ на увольнение истицы.

Статьей 374 ТК РФ предусмотрено, что работодатель вправе произвести увольнение по основанию, предусмотренному 2 ч.1 ст.81 ТК РФ, без учета решения соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа в случае, если такое решение не представлено в установленный срок или если решение соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа о несогласии с данным увольнением признано судом необоснованным на основании заявления работодателя.

Президиум Калининградской областной организации профсоюза работников здравоохранения РФ на заседании от 12.01.2017 года утвердил мотивированное мнение о том, что планируемое сокращение численности и штата работников не имеет оснований и обоснований, и не может быть проведено; трудовой договор с Ивлевой Н.А. не может быть расторгнут по п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ.

12.01.2017 года работодатель обратился в профсоюз с предложением провести дополнительные консультации по вопросу увольнения Ивлевой Н.А. Однако письмом от 17.01.2017 года профсоюзная организация подтвердила мотивированное мнение о том, что трудовой договор с Ивлевой Н.А. не может быть расторгнут по п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ.

Конституционный Суд РФ в Определении от 04.12.2003 №421-О указал, что часть 1 статьи 374 Трудового кодекса РФ устанавливает абсолютный запрет на увольнение работников, входящих в состав профсоюзных органов (включая их руководителей) и не освобожденных от основной работы без получения работодателем предварительного согласия вышестоящего выборного профсоюзного органа на увольнение (пункт 2). В случае отказа вышестоящего профсоюзного органа в согласии на увольнение, работодатель вправе обратиться с заявлением о признании его необоснованным в суд. И только в случае вынесения судом решения, удовлетворяющего требование работодателя, последний вправе издать приказ об увольнении (пункт 3).

Между тем, работодатель, оспорив в суде решение профсоюзной организации, издал приказ об увольнении Ивлевой Н.А.

Доводы ответчика о том, что отказ Калининградской областной организации профсоюза работников здравоохранения РФ не мотивирован, правильно признаны судом несостоятельными, поскольку из текста сообщения профсоюза прямо следует, что работодателем не представлено обоснование для сокращения занимаемой истицей должности, не представлены документы, подтверждающие рассмотрение преимущественного права оставления на работе.

То обстоятельство, что профсоюз не участвовал в проведении предложенных работодателем дополнительных консультаций, не свидетельствует о злоупотреблении правом. Тем более, что при рассмотрении настоящего дела судом не может быть дана оценка действиям профсоюза, как лица, не привлеченного к участию в деле.

Установив факт нарушения порядка увольнения Ивлевой Н.А. по п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ, суд, руководствуясь статьями 394, 237 ТК РФ, правильно восстановил истицу на работе в прежней должности и взыскал в ее пользу средний заработок за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда.

Доводы апелляционной жалобы в этой части, основанные на неверном толковании норм материального права, фактически направлены на переоценку установленных судом обстоятельств. Оснований для переоценки представленных доказательств и иного применения норм материального права у суда апелляционной инстанции не имеется, поскольку выводы суда первой инстанции полностью соответствуют обстоятельствам данного дела, и спор по существу разрешен верно.

Вместе с тем, расчет среднего заработка за время вынужденного прогула произведен судом первой инстанции неправильно, без учета требований ст.139 Трудового кодекса РФ и Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 24.12.2007 №922, в соответствии с которыми расчет средней заработной платы работника производится, исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата.

Примерный перечень выплат, учитываемых при исчислении средней заработной платы, определен пунктом 2 вышеуказанного Положения. При этом следует иметь в виду, что для расчета среднего заработка не учитываются согласно пункту 3 Положения выплаты социального характера и иные выплаты, не относящиеся к оплате труда (материальная помощь, оплата стоимости питания, проезда, обучения, коммунальных услуг, отдыха и другие).

При определении среднедневного заработка истицы в размере <данные изъяты> руб. (<данные изъяты> :198) судебная коллегия учитывает представленные ответчиком справки о заработной плате Ивлевой Н.А.

При этом судебная коллегия обращает внимание на то, что за период с февраля 2016 года по январь 2017 года Ивлевой Н.А. была начислена заработная плата в размере <данные изъяты> руб., а не 140356,58 руб., как указал суд, поскольку в силу указанных выше правовых норм, из заработка должны быть исключены суммы пособия по временной нетрудоспособности (2404,98 руб.) и отпускных, рассчитанных по среднему заработку за предыдущий период (<данные изъяты> руб.). При этом истицей было отработано за отчетный период не 254 рабочих дня, а 198 (без учета периода временной нетрудоспособности и отпуска).

Период вынужденного прогула правильно определен судом с 9 февраля по 2 мая 2017 года включительно — 55 рабочих дней. Таким образом, средний заработок за период вынужденного прогула — <данные изъяты> руб. (<данные изъяты> х55).

Материалами дела подтверждается, что при увольнении истице выплачено выходное пособие и сохраняемый заработок на период увольнения в размере <данные изъяты> руб., которые в соответствии с разъяснениями, данными в пункте 62 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 №2 «О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса РФ», подлежат зачету.

С учетом изложенного, решение суда первой инстанции подлежит изменению с уменьшением размера взысканного в пользу истицы среднего заработка за время вынужденного прогула до <данные изъяты> (<данные изъяты>) руб. Соответственно подлежит уменьшению размер взысканной с ответчика в доход местного бюджета госпошлины до 713,13 руб.

Размер компенсации морального вреда, взысканного в пользу истицы, сторонами не оспаривается, в связи с чем, законность и обоснованность решения суда в этой части не является предметом проверки судом апелляционной инстанции.

Иных доводов, которые бы имели правовое значение для разрешения спора и могли повлиять на оценку законности и обоснованности обжалуемого решения, апелляционная жалоба не содержит.

Руководствуясь ст.328 п.2 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Неманского городского суда Калининградской области от 2 мая 2017 года изменить, уменьшив размер взысканного с ГБСУСО Калининградской области «Геронтопсихиатрический центр» в пользу Ивлевой Н.А. среднего заработка за время вынужденного прогула до <данные изъяты> (<данные изъяты>) руб. <данные изъяты> коп.

Уменьшить размер взысканной с ГБСУСО Калининградской области «Геронтопсихиатрический центр» в доход местного бюджета госпошлины до 713 (Семьсот тринадцать) руб. 13 коп.

В остальной части это же решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru города Новокузнецк, Кемерово