Разъяснение Верховным Судом РФ квалификации ч. 2 ст. 105 УК РФ с дополнительной квалификацией по ч. 4 ст. 162 УК РФ и другие вопросы

Разъяснение Верховным Судом РФ квалификации ч. 2 ст. 105 УК РФ с дополнительной квалификацией по ч. 4 ст. 162 УК РФ и другие вопросы

В Верховный суд РФ с жалобой обратился осужденный к лишению свободы за незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, разбой, совершенный в особо крупном размере и с причинением тяжкого вреда здоровью, из корыстных побуждений (по ч. 1 ст. 222 УК РФ, по пп. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний).

Согласно материалам определения суда №11-АПУ17-5 осужденный убил своего друга, задолжавшего ему крупную сумму денег, когда тот заявил, что долг в 9000000 рублей отдавать не собирается. Документы, представленные стороной обвинения о наличии у подсудимого долгов, дают основания признать, что до 2013 г. сумма долгов была не фатальной, а материальное положение осужденного усугубилось после того, как он передал своему другу 9 миллионов рублей, полученных у заказчиков для приобретения стройматериалов. Суд, согласно жалобе, оценил создавшуюся ситуацию без учёта данных о личности подсудимого, никогда не нарушавшего закон, занимавшегося благотворительностью и имеющего положительные характеристики. При постановлении приговора, как указано в жалобе, суд вышел за пределы предъявленного обвинения, указав, что обвиняемый совершил разбойное нападение с целью единовременного обогащения и разрешения части своих проблем; данное обстоятельство нарушила право подсудимого на защиту, поскольку он не обвинялся в таком преступлении. Кроме того, суд фактически оставил без рассмотрения ходатайство стороны защиты о недопустимости заключения судебно-психиатрической судебной экспертизы № от 15 июня 2016 г., произвольно отклонив это ходатайство и не мотивировав своё решение, несмотря на наличие конкретного нарушения ч. 1 п. 9 ст. 204 УПК РФ об обязательном указании в заключении эксперта содержания и результатов исследований с изложением применённой методики.

Доводы защитника о нарушении судом требований ст. 252 УПК РФ о пределах судебного разбирательства и нарушении права осуждённого на защиту Судебная коллегия сочла несостоятельными, поскольку указание суда в мотивировочной части приговора на то, что осужденный совершил преступление с целью обогащения и разрешения своих личных проблем, является оценкой фактически содеянного им.

В ходе судебного разбирательства дела исследовались доказательства, имеющие значение для установления обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ. Исследованная доказательственная база признана судом достаточной, чтобы прийти к выводам, изложенным в приговоре. В апелляционных жалобах осуждённого и его защитника отсутствуют ссылки на иные доказательства, которые могли тем либо иным образом повлиять на правильность этих выводов.

По мнению судей ВС РФ, всем исследованным доказательствам суд дал надлежащую оценку, указав в приговоре то, почему он принял одни доказательства и отверг другие, что касается также показаний допрошенных в ходе судебного следствия. Судебная коллегия с этой оценкой соглашается.

Как отмечено в определении, вопреки доводам стороны защиты, все ходатайства, поступившие от сторон, в том числе касающиеся вопроса исследования психического статуса подсудимого, как видно из протокола судебного заседания, разрешены судом в установленном законом порядке с вынесением соответствующих постановлений, с указанием мотивов принятых решений. Заключено, что принцип состязательности и равноправия сторон не нарушен, поскольку судом были созданы необходимые условия для исполнения сторонами своих процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных прав. Исходя из заключения экспертов, проводивших исследование психического состояния подсудимого, и на основе анализа его действий, которые являлись умышленными, последовательными и целенаправленными, у суда не имелось оснований усомниться в психическом состоянии осуждённого, что позволило признать его вменяемым. С учётом изложенного Судебная коллегия считает, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств в их совокупности позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных преступлений, прийти к правильному выводу о его виновности, а также о квалификации действий. Доводы стороны защиты о необходимости переквалификации с ч. 4 ст. 162 и ч. 2 ст. 105 на ст. 303 и ч 1 ст. 105 УК РФ соответственно являлись предметом проверки суда, и как не нашедшие подтверждения, обоснованно отвергнуты. Оснований для иной юридической оценки содеянного Судебная коллегия не усматривает. Указано, что, назначая наказание, суд учел все обстоятельства дела, общественную опасность совершённых преступлений, личность осуждённого, влияние назначенного наказания на его исправление и условия жизни его семьи, а также наличие смягчающих наказание обстоятельств.

Доводы осуждённого и его защитника о том, что судом не были учтены в должной мере обстоятельства, смягчающие наказание, и влияющие на меру ответственности, перечисленные им и защитником в жалобах, противоречат, по мнению судей Верховного суда РФ, материалам дела и поэтому не могут быть приняты во внимание. Наличие у подсудимого денежных долгов не может быть признано в качестве смягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. «д» ч. 1 ст. 61 УК РФ, «совершение преступления в силу стечения тяжёлых жизненных обстоятельств», поскольку указанные обстоятельства возникли в результате действий самого осужденного и не снижают общественную опасность совершённых им, в том числе особо тяжких преступлений против личности и собственности.

В определении ВС РФ указано на отсутствие каких-либо объективных данных, указывающие на противоправное поведение потерпевшего, которое могло спровоцировать преступные действия осуждённого. Не содержится в жалобах осуждённого и его защитника иных доводов, которые могли бы являться основанием для изменения либо отмены приговора. Вид исправительного учреждения осуждённому суд определил в соответствии с требованиями ст. 58 УК РФ.

В результате суд высшей инстанции постановил жалобу осужденного и адвоката оставить без удовлетворения, приговор без изменения.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ №11-АПУ17-5 АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 9 марта 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи Лаврова Н.Г., судей Романовой Т.А., Смирнова В.П. при секретаре Прохорове А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании в апелляционном порядке уголовное дело по апелляционным жалобам осуждённого Перцева С.Г. и его защитника — адвоката Яхиной З.Н. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 21 декабря 2016 г., по которому Перцев С Г , ранее не судимый, осуждён к лишению свободы: -по ч. 1 ст. 222 УК РФ на 2 года; — по пп. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на 9 лет с ограничением свободы на 1 год; — по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 16 лет с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев; — в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно на 19 лет с отбыванием 2 в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 года, с установлением ограничений: не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осуждённый будет проживать после отбывания лишения свободы, являться два раза в месяц для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы.

Постановлено гражданский иск потерпевших Л и Л удовлетворить частично и взыскать с Перцева С.Г. по 1 000 000 рублей в пользу каждого из потерпевших в качестве компенсации морального вреда; в удовлетворении гражданского иска Л о возмещении материального ущерба на сумму 99 500 рублей отказано. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовой Т.А. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб и возражений на них, выступления осуждённого Перцева СГ. (в режиме видеоконференц-связи) и в защиту его интересов адвоката Газиевой А.А., поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Потапова И.Е., полагавшего приговор оставить без изменений, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Перцев СГ. признан виновным в незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, в совершении разбойного нападения с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, в особо крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также в его убийстве, сопряжённом с разбоем. Преступления совершены им в г. Республики при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании Перцев признал себя виновным частично. В апелляционных жалобах: осуждённый Перцев С.Г. считает постановленный приговор незаконным и необоснованным, просит его изменить и переквалифицировать его действия с п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ, с пп. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 330 УК РФ. По его мнению, суд необоснованно отклонил доводы о том, что убийство Л он совершил не с целью завладения имуществом потерпевшего, а в связи с намерением вернуть свои денежные средства в размере 9 000 000 рублей, которые Л присвоил себе. Поскольку он находился с Л в дружеских отношениях, то не обращался по данному поводу в правоохранительные органы, окончательно узнал о том, что тот не намеревается возвращать ему денежные средства 8 марта 2015 г., когда между ними в присутствии членов их семей произошёл конфликт, который подтвердили в судебном заседании свидетели и потерпевшие. Тяжёлое финансовое положение, признанное судом причиной совершения им преступления, возникло по вине Л Он с самого начала указывал долговые обязательства Л как мотив совершения преступления, в своём письменном чистосердечном признании, которое следственные органы не приобщили к делу, но при проверке его доводов в данной части суд ограничился лишь приобщением справки из следственного комитета и допросом оперативного сотрудника, заинтересованного в исходе дела. В поданной явке с повинной он указывал только фактические обстоятельства совершённого им преступления. Считает, что не обязан был доказывать в суде наличие у Л перед ним долговых обязательств, и его заявление об этом подлежало опровержению стороной обвинения, которая не смогла этого сделать. Судебное разбирательство дела было проведено с обвинительным уклоном, поскольку все ходатайства стороны защиты были отклонены, а смягчающие наказание обстоятельства, формально перечислены в приговоре и не учтены фактически при назначении наказания, которое является чрезмерно суровым и несправедливым; адвокат Яхина З.Н. в защиту интересов осуждённого Перцева С.Г., выражая несогласие с приговором, просит внести в него те же изменения, о которых ставится вопрос в жалобе её подзащитного. Полагает, что суд не дал должной оценки показаниям Перцева о причинах, побудивших его совершить преступление и утверждавшего с момента задержания о намерениях таким образом вернуть собственные деньги, которые Л 8 марта 2015 г. отказался ему возвращать, из-за чего между ними произошёл конфликт, факт которого был подтверждён в судебном заседании. В судебном заседании Перцев пояснял, что явку с повинной он подписывал под тяжестью содеянного, безразлично относясь к её содержанию, а потому указывал в ней иные причины содеянного. В выполненном собственноручно, до явки с повинной, чистосердечном признании им излагались истинные мотивы преступления, но этот документ не был приобщён к материалам дела из-за заинтересованности оперативных сотрудников Т и М в подтверждении версии стороны обвинения. Справка СУ СК России по РТ свидетельствует лишь о том, что чистосердечное признание Перцева имелось, но не раскрывает содержание этого документа. Как на доказательство наличия у Перцева мотива на совершение разбоя, суд 4 сослался на видеозапись беседы Перцева с журналистами и, не прибегая к помощи специалистов, самостоятельно установил адекватность поведения Перцева в момент общения с журналистами, допустил при этом ряд противоречивых и неконкретных формулировок, указал в частности на получение аудиозаписи внепроцессуальным путем и одновременно признал её допустимым и достоверным доказательством. При разбирательстве дела был нарушен принцип равноправия сторон, суд принял и положил в основу приговора показания жены погибшего Л и его сына Л , но критически при этом оценил показания супруги осуждённого — Перцевой Л.Г., отказал в удовлетворении ходатайства стороны об истребовании данных о наличии в собственности семьи Л недвижимого имущества и транспортных средств и без какого-либо документального подтверждения признал достоверными показания свидетеля О о передаче ею Л 1 750 000 рублей, но отверг показания Перцева о наличии у Л перед ним долгового обязательства. Ссылка в приговоре на то, что Перцев не сообщил сведения о лицах, чьи денежные средства он передавал Л для приобретения стройматериалов, не опровергает позицию стороны защиты, а утверждение о том, что эти лица могли бы выступить на стороне защиты, носит предположительный характер и свидетельствует о возложении судом на подсудимого обязанности доказывать свою невиновность. Документы, представленные стороной обвинения о наличии у Перцева долгов, дают основания признать, что до 2013 г. сумма долгов была не фатальной, а материальное положение Перцева усугубилось после того, как он передал Л 9 миллионов рублей, полученных у заказчиков для приобретения стройматериалов. Суд оценил создавшуюся ситуацию без учёта данных о личности Перцева, никогда не нарушавшего закон, занимавшегося благотворительностью и имеющего положительные характеристики. При постановлении приговора суд вышел за пределы предъявленного обвинения, указав, что Перцев совершил разбойное нападение с целью единовременного обогащения и разрешения части своих проблем, чем нарушил его право на защиту, поскольку он в этом не обвинялся. Кроме того, суд фактически оставил без рассмотрения ходатайство стороны защиты о недопустимости заключения судебно-психиатрической судебной экспертизы № от 15 июня 2016 г., произвольно отклонив это ходатайство и не мотивировав своё решение, несмотря на наличие конкретного нарушения ч. 1 п. 9 ст. 204 УПК РФ об обязательном указании в заключении эксперта содержания и результатов исследований с изложением применённой методики. Назначенное Перцеву наказание, как полагает защитник, в любом случае является чрезмерно суровым, определённым без учёта всех смягчающих обстоятельств, к каковым следует также отнести совершение им преступления вследствие стечения тяжёлых жизненных обстоятельств и по причине противоправного поведения потерпевшего. Дополняя изложенные в жалобе доводы, адвокат Яхина З.Н. ссылается также на то, что на момент 5 принятия явки с повинной следственной группе уже было известно о наличии у Перцева адвоката по соглашению, которая в этот момент принимала участие в обыске, однако для составления явки с повинной защитник приглашён не был и Перцеву это право не разъяснялось. Учитывая, что Перцев не подтвердил явку с повинной в части мотива совершённого преступления, суд был не вправе ссылаться на неё как на доказательство его вины в совершении разбойного нападения. В возражениях на апелляционные жалобы осуждённого Перцева ГС. и его защитника Яхиной З.Н. государственный обвинитель Габдрахманов И.Г., ссылаясь на конкретные материалы уголовного дела и правовые нормы, опровергает приведённые стороной защиты доводы, считает приговор законным, обоснованным, не подлежащим изменению либо отмене. Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит, что расследование уголовного дела проведено в рамках установленной законом процедуры, с соблюдением прав всех участников уголовного судопроизводства. Судебное разбирательство уголовного дела осуществлено в соответствии с положениями глав 36-3 9 УПК РФ, определяющих общие условия судебного разбирательства, процедуру рассмотрения уголовного дела. Постановленный приговор соответствует требованиям уголовно- процессуального закона, предъявляемым к его содержанию. В нём отражены обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, проанализированы подтверждающие их доказательства, получившие надлежащую оценку с приведением её мотивов, аргументированы выводы, относящиеся к вопросу квалификации преступления, разрешены иные вопросы, имеющие отношение к делу, из числа предусмотренных ст. 299 УПК РФ. Описание деяний, признанных судом доказанными, содержит все необходимые сведения о месте, времени, способе их совершения, форме вины, целях и иных данных, позволяющих судить о событиях преступлений, причастности к ним осуждённого, его виновности и правильности правовой оценки его действий по статьям УК РФ. Несмотря на занятую осуждённым позицию по отношению к предъявленному обвинению, суд пришёл к обоснованному выводу о виновности Перцева в совершении преступлений, в том числе разбойного нападения и сопряжённого с ним убийства, который подтверждается достаточной совокупностью допустимых и достоверных доказательств, собранных в ходе предварительного следствия, исследованных с участием сторон и подробно изложенных в приговоре. 6 Такими доказательствами, в частности, суд обоснованно признал явку Перцева с повинной и данные им в качестве подозреваемого и обвиняемого показания, подтверждённые им на месте преступления, в которых он сообщил об обстоятельствах совершения им нападения на Л и его убийства из пистолета С , завладении в результате указанных действий денежными средствами, находившимися при потерпевшем; протокол опознания Перцева свидетелем И , которая видела его на лестничной площадке в подъезде незадолго до убийства и отметила его странное поведение; показания свидетеля Н который аналогично И описал одежду мужчины, выбежавшего из подъезда, где он затем обнаружил тело лежащего на полу потерпевшего; показания свидетеля О , подтвердившей факт передачи в середине мая 2015 года в долг своему родственнику Липатову сумму в размере 1 750 000 рублей; протоколы осмотра места происшествия, из которых следует, что в подъезде д. по ул. г. был обнаружен труп Л с огнестрельными ранениями, а также гильзы и пули; на местности, прилегающей к дому № по ул. изъяты окурки и след протектора шин; протокол обыска, согласно которому в домовладении Перцева были найдены пистолет с патронами, а также пакет с денежными средствами в размере 1 266 000 рублей; протокол выемки у Перцева денежных средств в сумме 370 500 рублей; протокол осмотра видеозаписей с камер наблюдения, размещённых у дома потерпевшего, на которых запёчатлён Перцев, а также акты экспертиз, содержание которых подробно приведено в приговоре и полностью подтверждает вывод суда о причастности осуждённого к совершённым преступлениям. Вина в причинении Л смерти и завладении принадлежащими его денежными средствами признана Перцевым в судебном заседании. Оценивая показания Перцева, суд правильно установил, что его показания на первоначальном этапе расследования получены с соблюдением закона, обоснованно признал их допустимыми доказательствами и сослался на них в приговоре. Судебная коллегия не усматривает оснований для иной оценки указанных доказательств в этой части. Учитывая, что осуждённый не был стеснён в правах по выражению своей позиции как на предварительном следствии, так в ходе судебного разбирательства, доведя её до сведения суда, в том числе относительно мотива содеянного, обстоятельства составления Перцевым чистосердечного признания, отсутствующего в материалах уголовного дела, не могут являться основанием к изменению состоявшегося судебного решения. 7 Совокупность исследованных доказательств обоснованно признана судом достаточной для установления фактических обстоятельств дела и на их основе как причастности Перцева к содеянному, так и направленности его умысла на похищение чужого имущества путём разбойного нападения. На основе исследованных доказательств суд правильно установил, что 23 мая 2016 г., имея цель завладения принадлежащими потерпевшему денежными средствами, Перцев напал на Л произвёл в него несколько выстрелов и, совершив таким способом убийство последнего, похитил находившиеся при нём деньги, обратив их в свою пользу и распорядившись по собственному усмотрению — незамедлительно направился в банк, оплатил задолженность по кредиту в размере 30 000 рублей, часть денежных средств спрятал в гараже, а другую — оставил при себе. О том, что указанная цель преследовалась изначально, представляется возможным судить на основе объективно выполненных Перцевым действий, свидетельствующих о его вооружённости, прибытии в подъезд дома потерпевшего без предварительного предупреждения об этом и тайно от своих родственников, оставлении автомашины на значительном расстоянии от места планируемого преступления, длительном ожидании потерпевшего, производства в него выстрелов без выяснения каких-либо вопросов, завладении в результате убийства потерпевшего находившимися при нём деньгами, с которыми осуждённый скрылся, приступив к их незамедлительной трате в собственных интересах. С указанными обстоятельствами дела в полной мере согласуются данные изложенные в протоколе явки Перцева с повинной, из которого следует, что 23 мая 2016 г. им было совершено убийство Л с целью хищения принадлежащих тому денежных средств в сумме около 1 500 000 рублей, о наличии которых ему стало известно 19 мая 2016 г. в ходе личной встречи с потерпевшим. Доводы жалоб о том, что явка с повинной получена с нарушением норм уголовно-процессуального закона, поскольку была принята без защитника, о вступлении которого в процесс следственным органам было известно, опровергаются объективными данными, имеющимися в материалах дела. Исходя из протокола явки с повинной, Перцев обратился с данным заявлением к следователю СУ СК России по Республике Татарстан М 23 мая 2016 г. в 23 часа 10 минут, после чего в период времени с 23 часов 30 минут до 23 часов 50 минут был составлен соответствующий протокол, содержащий собственноручную запись Перцева о личном его прочтении и об отсутствии у него заявлений и жалоб, (т. 4, л.д. 90-91). 8 В период с 20 часов 40 минут 23 мая 2016 г. по 00 часов 10 минут 24 мая 2016 г. в домовладении Перцева состоялся обыск (т. 4, л.д. 43-47), в котором участвовала адвокат Яхина З.Н., представившая ордер от 23 мая 2016 г. и заявление о допуске её в качестве защитника Перцева на имя следователя З проводившего данное следственное действие. Из содержания внесённого в протокол заявления адвоката следует, что к моменту её допуска следственное действие уже было начато. При таких обстоятельствах, доводы защитника о том, что принимая явку с повинной в служебном кабинете, следователь М достоверно знал о наличии защитника по соглашению у Перцева, не заявлявшего об этом, следует признать необоснованными. При исследовании указанного документа в судебном заседании подсудимый Перцев не отрицал добровольного характера своей явки с повинной и подтвердил её содержание за исключением мотива совершённого преступления. Добровольность явки с повинной не оспаривалась Перцевым также на стадии расследования дела, а изложенные в ней сведения относительно мотива преступления уточнялись им в ходе допроса в качестве подозреваемого в присутствии защитника. В связи с добровольностью обращения Перцева с явкой с повинной суд обоснованно не усмотрел повода для признания явки с повинной недопустимым доказательством, оценив её содержание по установленным законом правилам и без предоставления ей какого-либо преимущественного доказательственного значения. Последующее внесение Перцевым корректив относительно изложенных в явке с повинной сведений о мотиве преступных действий, также не служит основанием для исключения её из разбирательства, так как касается вопроса не допустимости доказательства, а его достоверности, которую суд проверил путём выяснения причин изменения Перцевым своих показаний и сопоставления содержательной части явки с повинной с иными исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами. Согласно занятой в судебном заседании Перцевым позиции, не отрицавшего факт состоявшейся у него с представителями средств массовой информации беседы и её содержания, суд не допустил существенных нарушений уголовно-процессуального закона, сославшись в приговоре на статью из газеты « », при обосновании достоверности явки Перцева с повинной. 9 Следует также признать, что помимо показаний самого Перцева о наличии у Л перед ним долговых обязательств, никаких иных объективных данных, подтверждавших это обстоятельство, суду представлено не было. В тоже время, в ходе судебного следствия было бесспорно установлено, что к моменту совершения преступления Перцев имел задолженности по кредитам, а также иные долговые обязательства на крупные суммы, возникшие к тому же задолго до времени, с которым сам осуждённый, связывал возникновение долга Л перед ним, и эти документально подтверждённые данные судом обоснованно были учтены при постановлении приговора. Суд привёл в приговоре убедительное обоснование невозможности согласиться с тем, что подтверждением версии осуждённого о наличии у потерпевшего перед ним долга, является произошедший между ними 8 марта 2015 г. конфликт. Указанную ситуацию и поведение в ней осуждённого и потерпевшего, а также членов их семей, которые какой-то значимой информацией относительно хода конфликта, причин его возникновения и обоснованности прозвучавших претензий осведомлены не были, суд тщательно проанализировал и на основе проведённого анализа в совокупности с данными об отношениях Перцева с Л в предшествующий 8 марта 2015 г. период и после, а также об отсутствии сведений о лицах, чьи денежные средства были якобы переданы Перцевым Л , времени, условиях и обстоятельствах их передачи Перцеву, а тем Л пришёл к правильному выводу о несостоятельности доводов осуждённого. При таком положении суд правильно признал несостоятельной версию осуждённого о наличии перед ним долга у Л и констатировал обусловленность его действий целью завладения имуществом потерпевшего путём разбойного нападения на него с лишением в ходе этого его жизни. Доводы защитника о нарушении судом требований ст. 252 УПК РФ о пределах судебного разбирательства и нарушении права осуждённого на защиту Судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку указание суда в мотивировочной части приговора на то, что Перцев совершил преступление с целью обогащения и разрешения своих личных проблем, является лишь оценкой фактически содеянного им. В ходе судебного разбирательства дела исследовались доказательства, имеющие значение для установления обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ. Исследованная доказательственная база признана судом достаточной, чтобы прийти к выводам, изложенным в приговоре. В апелляционных жалобах осуждённого и его защитника отсутствуют ссылки 10 на иные доказательства, которые могли тем либо иным образом повлиять на правильность этих выводов. Всем исследованным доказательствам суд дал надлежащую оценку, указав в приговоре то, почему он принял одни доказательства и отверг другие, что касается также показаний допрошенных в ходе судебного следствия потерпевшей Л свидетелей Л О и Перцевой. Судебная коллегия с этой оценкой соглашается. Вопреки доводам стороны защиты, все ходатайства, поступившие от сторон, в том числе касающиеся вопроса исследования психического статуса подсудимого, как видно из протокола судебного заседания, разрешены судом в установленном законом порядке с вынесением соответствующих постановлений, с указанием мотивов принятых решений. Принцип состязательности и равноправия сторон не нарушен, поскольку судом были созданы необходимые условия для исполнения сторонами своих процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных прав. Исходя из заключения экспертов, проводивших исследование психического состояния Перцева, и на основе анализа его действий, которые являлись умышленными, последовательными и целенаправленными, у суда не имелось оснований усомниться в психическом состоянии осуждённого, что позволило признать его вменяемым. С учётом изложенного Судебная коллегия считает, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств в их совокупности позволили суду правильно установить фактические обстоятельства преступлений, совершённых Перцевым, прийти к правильному выводу о его виновности, а также о квалификации его действий. Доводы стороны защиты о необходимости переквалификации действий Перцева с ч. 4 ст. 162 и ч. 2 ст. 105 на ст. 303 и ч 1 ст. 105 УК РФ соответственно являлись предметом проверки суда, и как не нашедшие подтверждения, обоснованно отвергнуты. Оснований для иной юридической оценки содеянного Перцевым Судебная коллегия не усматривает. Назначая наказание, суд учитывал все обстоятельства дела, общественную опасность совершённых преступлений, личность осуждённого, влияние назначенного наказания на его исправление и условия жизни его семьи, а также наличие смягчающих наказание обстоятельств. 11 Доводы осуждённого и его защитника о том, что судом не были учтены в должной мере обстоятельства, смягчающие наказание, и влияющие на меру ответственности, перечисленные им и защитником в жалобах, противоречат материалам дела и поэтому не могут быть приняты во внимание. Наличие у Перцева денежных долгов не может быть признано в качестве смягчающего его наказание обстоятельства, предусмотренного п. «д» ч. 1 ст. 61 УК РФ, «совершение преступления в силу стечения тяжёлых жизненных обстоятельств», поскольку указанные обстоятельства возникли в результате действий самого Перцева и не снижают общественную опасность совершённых им, в том числе особо тяжких преступлений против личности и собственности. Равно отсутствуют какие-либо объективные данные, указывающие на противоправное поведение потерпевшего, которое могло спровоцировать преступные действия осуждённого. Не содержится в жалобах осуждённого и его защитника иных доводов, которые могли бы являться основанием для изменения либо отмены приговора. Вид исправительного учреждения осуждённому суд определил в соответствии с требованиями ст. 58 УК РФ. На основании изложенного и руководствуясь ст. 389.20, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 21 декабря 2016 г. в отношении Перцева С Г оставить без изменения, апелляционные жалобы осуждённого и адвоката без удовлетворения. Председательствующий судья Судьи

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru города Новокузнецк, Кемерово