Сколько стоит боль.

Сколько стоит боль.

Понятие “морального вреда” всегда вызывало бурные споры в юридическом сообществе. Критерии определения данного понятия всегда были настолько шаткими и неточными, что любой серьезный аргумент в итоге оказывался разбитым о бурю эмоционального негодования.

Как оценить боль о смерти близкого? А если вы не состояли с этим “близким” в официальном браке? Насколько тяжелее будет потерять конечности ног художнику — или спортсмену-бегуну? Вопросы, согласимся, больше философско-экзистенционального, чем правового характера. Однако попробуем разобраться на реальных кейсах — во сколько оценивают боль российских граждан наши суды.

В ходе проведения ряда социальных опросов граждан России выяснилось, что определенный процент наших граждан оценивают справедливое возмещение за моральный вред в дельте от 2,55 млн рублей — до 17,11. “Стоимость” зависит от объема вреда и конкретной ситуации. Самую большую сумму респонденты называли в случае, например, потери семьей единственного ребенка, либо тяжелой травмы, резко ограничивающий возможности человека по передвижению.

Некое усредненное число справедливой компенсации — 8, 7 миллионов.

Суммы, называемыми респондентами, близки к суммам компенсаций, выплачиваемых в Европейских странах. Например, в Италии компенсации могут составлять около €2 млн, в Германии, Франции и Англии — от €300 000 до €700 000.

Что же по гендерной составляющей? Согласно данной выборке, мужчины оценивают компенсации обычно в большую сумму, чем женщины. А люди более преклонного возраста (старше 60 лет) — склонны, наоборот, оценивать моральный вред в меньшую сумму, чем молодые россияне в возрасте от 18 до 50 лет (7,5 млн руб. против 8,98 млн руб. у респондентов 50–60 лет и более 9 млн у респондентов моложе 50 лет). Люди, владеющие собственным бизнесом, работающие на фрилансе и ведущие собственные проекты, склонны считать справедливой более высокую сумму компенсаций, чем их коллеги, работающие на должностях “исполнителей” — (17–20 млн руб. против 10 млн руб.). Самые скромными, на удивление, в данной подборке оказались сотрудники правоохранительных органов и представители военной клики нашего государства — (4,56 млн руб.)

Однако вернемся из мира отвлеченных социальных опросов в мир суровой российской действительности.

Какова цифры статистики, например, Судебного департамента ВС?

Итак.

В гражданских спорах средний размер компенсации морального вреда при причинении ущерба жизни и здоровью человека составляет 81 707 руб. В рамках уголовных дел суммы чуть выше, но не сильно.

За “смерть” у нас “платят” около 111 000 рублей (один отдых на Новый Год на тепло курорте), при инвалидности компенсация составляет в среднем около 140 000 рублей. Суммы кажутся смехотворными. Но отчего сложилась такая ситуация, и есть ли какие-то пути для её исправления?

Эксперты называют в качестве основной проблемы отсутствие единой методики расчета компенсации ( В отличие от тоже же Запада). Поэтому практика так безумно скачет от региона к региону, и разница может различаться вплоть до тысячи раз. Часто фактором, влияющим на размер компенсации, становится общественный резонанс вокруг дела (Как было в случае с ТЦ “Зимняя Вишня”, где общая сумма исков превысила 2,9 млрд рублей), судейское усмотрение. Бывают ситуации парадоксальные, когда суд присуждает одну и ту же компенсацию человеку, получившему производственную травму на заводе — и человеку, грубо нарушившему ПДД по собственной вине.

Ирина Фаст, председатель комиссии АЮР, адвокат, высказалась очень красноречиво: «Высокие цифры компенсаций – от миллиона рублей – это своего рода подвиг для судьи, особенно в регионах». О необходимости пересмотра сложившейся ситуации “мизерных компенсаций” говорят и многие представители юридической сферы — такие, как министр юстиции Александр Коновалов, председатель совета судей Виктор Момотов.

Ниже приводим подборку тех самых “подвигов” судей, которые вынесли решение в пользу крупных компенсаций морального вреда

Санкт Петербург, 2012 год. Дело о врачебной ошибки при принятие родов, в результате которого погиб ребенок, а матери был причинен вред, возглавляет вершину айсберга. Тогда было взыскано 15 млн рублей компенсации.

Еще одно “врачебное” дело из Санкт-Петербурга. Компенсация в 5 миллионов рублей была назначена многодетному отцу, потерявшему жену из-за ошибки анестезиолога при родах. Ответчиком выступал родильный дом.

Дело из Сахалина. Потерю здоровой почки оценили в 1,3 млн руб. Женщине повредили здоровый орган во время операции.

Недавно Верховный Суд вынес прецедентное решение: он указала, что если в деле в качестве пострадавшего выступает ребенок, то компенсация не может быть снижена, даже если он является виновником произошедшего. Ранее практика шла в другом направлении, что стабильно приводило к снижению ежемесячных выплат в счёт возмещения вреда здоровью от 50 % до 90%.

На данный момент комиссия АЮР по вопросам определения размеров компенсации морального вреда представила первый проект методики по определению размера компенсаций морального вреда, базирующейся на требованиях национального законодательства и опыта иностранных судов. В качестве одного из важных положений новой методики — установление базового размера компенсации для самого тяжелого случая — “театраплегии”, иначе — парализации всех конечностей с сохранением функционирующего мозга. От данного размера компенсаций предлагают отталкиваться.

Методику предполагают проверять в “живом режиме”, проводя социальные опросы как среди обычного населения, так и юридического комьюнити.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажмите, чтобы позвонить Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru города Новокузнецк, Кемерово