Судебное производство в отношении юридического лица может быть поводом для отказа в его ликвидации

Судебное производство в отношении юридического лица может быть поводом для отказа в его ликвидации

Юридическими лицами являются государственные и коммерческие предприятия, фирмы, структуры. Зачастую, главное условие для создания юридического лица – получение прибыли. Если расходы организации превышают ее доходы, то это ведет к невозможности дальнейшей полноценной работы предприятия, а соответственно и к ликвидации юридического лица.

Ликвидацию предприятия, так же как и процедуру его создания необходимо зарегистрировать в уполномоченных органах.

Однако, бывают случаи, когда ликвидировать предприятие не представляется возможным. Это происходит, если у предприятия присутствуют неисполненные обязательства (непогашенный кредит, невыполненная работа и т.д.), послужившие поводом для обращения в суд против него.

Ниже приведен текст письма Федеральной налоговой службы и судебная практика по ликвидации юридического лица, в отношении которого ведется судебное производство.

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАЛОГОВАЯ СЛУЖБА

ПИСЬМО

от 4 июля 2016 г. N ГД-4-14/11938@

Федеральная налоговая служба в целях формирования положительной судебной практики направляет «Обзор судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 2 (2016)» (далее — Обзор).

Управлениям ФНС России по субъектам Российской Федерации довести данное письмо и прилагаемый к нему Обзор до нижестоящих территориальных органов ФНС России для руководства и применения в работе.

Действительный

государственный советник

Российской Федерации

3 класса

Д.Ю.ГРИГОРЕНКО

Приложение

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО СПОРАМ С УЧАСТИЕМ РЕГИСТРИРУЮЩИХ ОРГАНОВ N 2 (2016)

1. По вопросу оспаривания решений об отказе в государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.

1.1. Ввиду того, что вопрос несоответствия содержания и порядка заполнения представленного в регистрирующий орган заявления установленным требованиям судами первой и апелляционной инстанций не исследовался, суд кассационной инстанции отменил соответствующие судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

По делу N А55-15756/2015 Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением к Межрайонной инспекции о признании недействительным решения от 03.09.2014 об отказе в государственной регистрации юридического лица в случае непредставления определенных Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон о государственной регистрации) необходимых для государственной регистрации документов, обязании устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя путем внесения в Единый государственный реестр юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) изменений согласно заявлению Общества от 27.08.2014 N 1805.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 26.10.2015, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.01.2016, заявленные требования удовлетворены.

В кассационных жалобах Управление и Межрайонная инспекция ставили вопрос об отмене принятых по делу судебных актов и просили принять по делу новый судебный акт.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как следует из материалов дела, 11.07.2014 Общество получило заявление одного из его участников — Общества «С.» о выходе из состава учредителей.

В связи с этим, Общество обратилось в Межрайонную инспекцию с Заявлением о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ (форма N Р14001) с приложением протокола общего собрания участников Общества от 11.08.2014 и заявления Общества «С.» о выходе из состава участников.

По результатам рассмотрения заявления Инспекцией принято решение от 03.09.2014 об отказе в государственной регистрации юридического лица в случае непредставления определенных Законом о государственной регистрации документов со ссылкой на то, что в представленном заявлении содержатся сведения об участнике — российском юридическом лице — Обществе, тогда как согласно Федеральному закону от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» Общество не может быть участником в самом обществе. В качестве правового обоснования отказа указан подпункт «а» пункта 1 статьи 23 Закона о государственной регистрации.

Не согласившись с отказом, Общество обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Удовлетворяя заявленные требования суды со ссылкой на нормы статей 93, 94 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 7, 8, 14, 23, 24, 26 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», пункт 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.1999 N 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» посчитали, что то обстоятельство, что к Обществу перешла доля Общества «С.» в размере 80% уставного капитала, не придает Обществу статус участника, то есть оно не становится участником самого себя, в связи с чем пришли к выводу, что решение Инспекции от 03.09.2014 об отказе в государственной регистрации юридического лица не соответствует требованиям Закона о государственной регистрации и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской деятельности.

Между тем судами не учтено следующее.

Выяснение обстоятельств, касающихся существа заявленных требований, определение характера спорного правоотношения и подлежащего применению законодательства осуществляются при подготовке дела к судебному разбирательству в соответствии со статьями 133 и 135 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ).

Пунктом 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.12.2006 N 65 «О подготовке дела к судебному разбирательству» предусмотрено, что в силу пункта 1 статьи 133 АПК РФ арбитражный суд обязан самостоятельно определять характер спорного правоотношения, возникшего между сторонами по делу, а также нормы законодательства, подлежащие применению. В связи с этим в целях единообразного толкования и применения норм материального права и норм процессуального права необходимо в каждом случае при подготовке дела к судебному разбирательству проанализировать судебную практику применения законодательства, регулирующего спорные правоотношения.

Пунктом 4 статьи 5 Закона о государственной регистрации предусмотрено, что записи вносятся в ЕГРЮЛ на основании документов, представленных при государственной регистрации.

Статьей 17 Закона о государственной регистрации определен перечень документов, представляемых в регистрирующий орган при государственной регистрации изменений, вносимых в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ.

Установленная законодательством процедура государственной регистрации носит строго формализованный характер, в связи с чем для ее проведения необходимо не только выполнение требований в части предоставления полного пакета документов, но и в части их соответствия по форме и содержанию установленным нормативными актами формам и порядку их заполнения.

Нарушение порядка заполнения установленных форм по существу приравнивается к непредставлению необходимых документов и влечет отказ в государственной регистрации на основании статьи 23 указанного Закона.

Судебными инстанциями установлено, что согласно протоколу общего собрания участников Общества от 11.08.2014 Общество «С.» вышло из состава учредителей путем отчуждения доли Обществу.

Нарушение порядка заполнения установленных форм по существу приравнивается к непредставлению необходимых

Исходя из представленного пакета документов (протокол общего собрания Общества от 11.08.2014 и заявление Общества «С.»), Обществу в соответствии с приказом Федеральной налоговой службы от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@ «Об утверждении форм и требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган при государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств» необходимо было заполнить в заявлении по форме N Р14001 листы, содержащие сведения о прекращении участия Общества «С.» и сведения о доле в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, принадлежащей Обществу.

Фактически Общество в разделе 1 (причины внесения сведений) листа В (страница 004) заявления по форме N Р14001 заполнило опцию N 1 — внесение сведений о новом участнике — Обществе.

В связи с неправильным заполнением заявления по форме N Р14001 Общество стало новым участником российского юридического лица — Общества.

Регистрирующий орган в отзыве и в процессе судебного разбирательства приводил доводы о том, что исходя из содержания сведений листа В заявления по форме N Р14001, Общество становится участником самого себя, что не соответствует представленным документам и Федеральному закону от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Таким образом, заявленный спор носит не правовой характер, а имело место быть техническая ошибка при заполнении Обществом заявления по форме N Р14001.

Об этом регистрирующий орган указывал и в поданных апелляционных жалобах.

Однако в нарушение статей 133 и 135 АПК РФ суд первой инстанции не определил в полной мере характер спорного правоотношения и подлежащее применению законодательство, круг обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора.

Так, в ходе рассмотрения дела суды ограничились исследованием вопроса правомерности передачи Обществу 80% доли выбывшего участника.

Вопрос несоответствия содержания и порядка заполнения заявления по форме N Р14001 установленным требования носил не правовой, а технический характер и остался без исследования судом первой инстанции.

Указанные недостатки не были устранены и судом апелляционной инстанции.

Между тем, отсутствие заявления, поданного по утвержденной форме, с соблюдением установленного законом порядка обращения в регистрирующий орган, препятствует совершению регистрационных действий и является основанием для отказа регистрирующим органом в их совершении в силу подпункта «а» пункта 1 статьи 23 Закона о государственной регистрации.

Кроме того, в соответствии с правовой позицией, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.11.2010 N 8467/10, суды на основании части 1 статьи 133, части 1 статьи 168 АПК РФ с учетом обстоятельств, приведенных в обоснование иска, должны самостоятельно определить характер спорного правоотношения, возникшего между сторонами по делу, а также нормы законодательства, подлежащие применению, а в случае необходимости и неясности предмета спора предложить сторонам уточнить заявленные требования.

Данные процессуальные нарушения судами учтены не были, что привело к неверной квалификации спора, а именно подмены технической ошибки Общества при заполнении заявления по формы N Р14001, правом Общества на изменение содержащихся в ЕГРЮЛ сведений в связи с выходом одного из его участников.

При таких обстоятельствах принятые судебные акты подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в Арбитражный суд Самарской области.

1.2. Свидетельство о предоставлении временного убежища на территории Российской Федерации и отрывная часть к бланку уведомления о прибытии иностранного гражданина или лица без гражданства в место пребывания не могут рассматриваться в качестве документов, подтверждающих право иностранного гражданина или лица без гражданства временно проживать в Российской Федерации.

По делу N А14-11359/2015 К.Е.Л. обратилась в Арбитражный суд Воронежской области с заявлением к Межрайонной инспекции (далее — регистрирующий орган) и Управлению о признании незаконными решения регистрирующего органа N 1933А от 18.02.2015 об отказе в государственной регистрации индивидуального предпринимателя и решения Управления N 11-29/0973 от 22.05.2015.

Решением Арбитражного суда Воронежской области от 25.01.2016 признано незаконным решение регистрирующего органа N 1933А от 18.02.2015 об отказе в государственной регистрации индивидуального предпринимателя. Суд обязал регистрирующий орган устранить допущенные нарушения прав и законных интересов К.Е.Л. путем осуществления государственной регистрации К.Е.Л. в качестве индивидуального предпринимателя на основании заявления с вх. N 1933А от 12.02.2015. В требовании к Управлению отказано.

Не согласившись с принятым судебным актом, регистрирующий орган обратился с апелляционной жалобой, в которой ссылался на неверное применение судом норм материального права и просил отменить решение суда и отказать К.Е.Л. в удовлетворении ее требований.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения апелляционной жалобы.

Как следует из материалов дела, К.Е.Л. является гражданкой Украины.

На основании заявления о предоставлении временного убежища на территории Российской Федерации К.Е.Л. 22.14.2014 получила временное убежище на территории Воронежской области в упрощенном порядке (пункт 1 Постановления Правительства Российской Федерации от 22.07.2014 N 690 «О предоставлении временного убежища гражданам Украины на территории Российской Федерации в упрощенном порядке»).

12.02.2015 К.Е.Л. обратилась в регистрирующий орган с заявлением о государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя по форме N Р21001, представив соответствующий комплект документов, необходимых для государственной регистрации:

- документ, удостоверяющий личность иностранного гражданина (копия паспорта),

- копию свидетельства о предоставлении временного убежища на территории РФ,

- документ, подтверждающий право пребывания на территории РФ;

- квитанцию об оплате государственной пошлины.

Решением от 18.02.2015 регистрирующий орган отказал в государственной регистрации на том основании, что заявителем не представлены определенные статьей 22.1 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон N 129-ФЗ) необходимые для государственной регистрации документы, а именно: заявление о государственной регистрации по форме N Р21001, ввиду невозможности установить достоверность адреса, указанного в заявлении, поскольку в свидетельстве о предоставлении временного убежища на территории РФ отсутствует отметка о месте жительства заявителя на территории РФ.

06.05.2015 К.Е.Л. обратилась в Управление с жалобой на решение регистрирующего от 18.02.2015.

Решением N 11-29/0973 от 22.05.2015 Управление отказало К.Е.Л. в удовлетворении ее жалобы на действия регистрирующего органа, что послужило основанием для обращения в арбитражный суд.

В соответствии с пунктом 3 статьи 8 Закона N 129-ФЗ государственная регистрация индивидуального предпринимателя осуществляется по месту его жительства.

Согласно подпункту «д» пункта 2 статьи 5 Закона N 129-ФЗ в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей содержатся сведения о месте жительства в Российской Федерации (указывается адрес — наименования субъекта Российской Федерации, района, города, иного населенного пункта, улицы, номера дома, квартиры), по которому индивидуальный предприниматель зарегистрирован в установленном законодательством Российской Федерации порядке.

КонсультантПлюс: примечание.В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду подпункт «е» пункта 1 статьи 22.1, а не подпункт «е» пункта 1 статьи 22.

Согласно подпункту «е» пункта 1 статьи 22 Закона N 129-ФЗ при регистрации в качестве индивидуального предпринимателя иностранного гражданина или лица без гражданства, такое лицо должно представить в регистрирующий орган в числе прочего копию документа, подтверждающего право физического лица, регистрируемого в качестве индивидуального предпринимателя, временно или постоянно проживать в Российской Федерации.

Как установлено судом, в регистрирующий орган заявителем в качестве документа, подтверждающего право К.Е.Л. временно проживать в Российской Федерации, была представлена копия свидетельства о предоставлении временного убежища на территории РФ ВУ N 0225840 от 22.12.2014, сроком действия до 22.12.2015 (решением УФМС России по ВО от 17.09.2015 срок пребывая продлен на один год), а также отрывная часть к бланку уведомления о прибытии иностранного гражданина или лица без гражданства в место пребывания по адресу: Воронежская область, Терновский район, с. Липяги, ул. Советская, д. 13.

Исследовав указанные доказательства, суд первой инстанции пришел к выводу, что представленные К.Е.Л. в регистрирующий орган документы содержат всю необходимую для внесения в ЕГРИП информацию, соответственно К.Е.Л. в регистрирующий орган представлены все документы, предусмотренные пунктом 1 статья 22.1 Закона N 129-ФЗ, для осуществления государственной регистрации индивидуального предпринимателя.

Такие выводы апелляционная коллегия признает ошибочными, исходя из следующего.

Положения Федерального закона от 25.07.2002 N 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» (далее — Закон N 115-ФЗ) разделяет статус иностранных граждан в зависимости от оснований нахождения на территории Российской Федерации.

Статья 2 названного закона определяет временно пребывающего иностранного гражданина как лицо, не имеющие вида на жительство или разрешения на временное проживание.

Иностранные лица, получившие разрешение на временное проживание или получившее вид на жительство, являются соответственно временно проживающими либо постоянно проживающими в Российской Федерации иностранными гражданами.

Разрешение на временное проживание Закон N 115-ФЗ определяет как подтверждение права иностранного гражданина временно проживать в Российской Федерации до получения вида на жительство, оформленное в виде отметки в документе, удостоверяющем личность иностранного гражданина (статья 2).

В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 1 Федерального закона от 19.02.1993 N 4528-1 «О беженцах» (далее — Закон о беженцах) временным убежищем является возможность иностранного гражданина или лица без гражданства временно пребывать на территории Российской Федерации в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

При предоставлении иностранному гражданину временного убежища ему выдается свидетельство установленной формы.

Свидетельство является основанием для законного пребывания данного лица на территории Российской Федерации и для регистрации его в установленном порядке в территориальном органе федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, по месту пребывания (пункт 3 статьи 12).

Суд первой инстанции, изучив положениям Закона о беженцах, пришел к выводу, что на лицо, получившее временное убежище, распространяются права и обязанности, установленные данным законом, помимо права на получение единовременного денежного пособия.

Поскольку подпунктом 9 пункта 1 статьи 8 Закона о беженцах установлено, что лицо, признанное беженцем, имеет право, в том числе на предпринимательскую деятельность наравне с гражданами Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии препятствий для получения статуса предпринимателя и для лица, получившего временное убежище.

Вместе с тем, по мнению апелляционного суда, положения Закона о беженцах не дают оснований распространить действие его статьи 8 «Права и обязанности лица, признанного беженцем» на лиц, не получивших такого статуса в установленном порядке.

Не содержит подобных отсылок и статья 12 Закона о беженцах, определяющая правовое положение иностранного гражданина, которому предоставлено временное убежище. Так, временное убежище может быть предоставлено иностранному гражданину, если он:

1) имеет основания для признания беженцем, но ограничивается заявлением в письменной форме с просьбой о предоставлении возможности временно пребывать на территории Российской Федерации;

2) не имеют оснований для признания беженцем по обстоятельствам, предусмотренным указанным Федеральным законом, но из гуманных побуждений не могут быть выдворены (депортированы) за пределы территории Российской Федерации.

Более того, само по себе наличие права на занятие предпринимательской деятельностью не является безусловным основанием для физического лица (как гражданина РФ, так и иностранного гражданина) претендовать на получение статуса индивидуального предпринимателя.

Получение такового обусловлено наличием у физического лица места жительства в Российской Федерации (пункт 3 статьи 8 Закона N 129-ФЗ).

Как уже было указано, пункт 1 статьи 1 Закона N 129-ФЗ предписывает, что при регистрации в качестве индивидуального предпринимателя иностранного гражданина или лица без гражданства, такое лицо должно представить в регистрирующий орган копию документа, подтверждающего его право временно или постоянно проживать в Российской Федерации.

Понятие места жительства иностранного гражданина в Российской Федерации определено Федеральным законом N 109-ФЗ от 18.07.2006 «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации» (далее — Закон N 129-ФЗ). Это жилое помещение, по адресу которого иностранный гражданин зарегистрирован после получения им разрешения на временное проживание или вида на жительство (статьи 2, 16).

Место пребывания иностранного гражданина в Российской Федерации Закон N 109-ФЗ определяет как жилое помещение, не являющееся местом жительства, в котором иностранный гражданин или лицо без гражданства находится.

Таким образом, законодательство, регулирующее правовое положение иностранных граждан, различает правовые категории «место жительства» и «место пребывания».

Согласно статье 2 Закона N 115-ФЗ документом, подтверждающим временное проживание иностранного лица в Российской Федерации, является разрешение на временное проживание, оформляемое применительно к иностранному гражданину в виде отметки в документе, удостоверяющем личность иностранного гражданина. Документом, подтверждающим право иностранного гражданина на постоянное проживание в Российской Федерации, является вид на жительство.

Как следует из материалов дела, К.Е.Л. представила в регистрирующий орган копию свидетельства о предоставлении временного убежища на территории Российской Федерации ВУ N 0225840 от 22.12.2014 и отрывную часть к бланку уведомления о прибытии иностранного гражданина или лица без гражданства в место пребывания. Данные документы подтверждают законность пребывания иностранного лица, на что прямо в них указано. Поэтому рассматривать их в качестве подтверждающих право К.Е.Л. временно проживать в Российской Федерации, у суда первой инстанции оснований не имелось.

Применение судом первой инстанции положений пункта 4 статьи 13 Закона N 115-ФЗ, согласно которому порядок, что иностранный гражданин имеет право осуществлять трудовую деятельность только при наличии разрешения на работу или патента, не распространяется на иностранных граждан, признанных беженцами, а также получивших временное убежище на территории Российской Федерации, также не может быть признано обоснованным.

Указанная норма регулирует трудовую деятельность иностранных граждан, которую Закон N 115-ФЗ определяет как работу на основании трудового договора или гражданско-правового договора на выполнение работ (оказание услуг) (статья 2). В то время как деятельность в качестве предпринимателя (предпринимательская) предусматривает самостоятельное вступление лица в гражданский оборот от своего имени, и получение статуса предпринимателя требует регистрации в этом качестве в установленном порядке.

Учитывая вышеизложенное, судебная коллегия признает действия Инспекции по отказу К.Е.Л. в государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя соответствующими Закону N 129-ФЗ.

Требование К.Е.Л. о признании незаконным решения Управления об отказе в удовлетворении жалобы на действия регистрирующего органа N 11-29/0973 от 22.05.2015 обоснованно оставлено судом без удовлетворения, применительно к правовой позиции, изложенной в пункте 75 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой налогового кодекса Российской Федерации». Факты нарушения процедуры принятия оспариваемого решения Управления, либо выхода последнего за пределы своих полномочий, в ходе рассмотрения дела судом не установлены.

1.3. Установив, что решение единственного учредителя об учреждении общества с ограниченной ответственностью в части порядка оплаты уставного капитала общества носит неясный и неопределенный характер, ввиду чего является ненадлежащим, суды пришли к выводам о законности оспариваемого решения об отказе в государственной регистрации юридического лица.

По делу N А71-9310/2015 П.И.К., являющийся учредителем общества, обратился в Арбитражный суд Удмуртской Республики с заявлением о признании недействительным решения инспекции от 18.06.2015 N 1556 об отказе в государственной регистрации юридического лица и об обязании инспекцию осуществить регистрацию общества.

Решением суда от 09.11.2015 в удовлетворении заявления отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.02.2016 решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе П.И.К. просит обжалуемые судебные акты отменить, заявление удовлетворить.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

Статья 12 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон о государственной регистрации) содержит перечень документов, представляемых при государственной регистрации создаваемого юридического лица. При государственной регистрации создаваемого юридического лица в регистрирующий орган представляется в числе прочего решение о создании юридического лица в виде протокола, договора или иного документа в соответствии с законодательством Российской Федерации;

Согласно пунктам 1, 2 статьи 13 Закона о государственной регистрации государственная регистрация юридических лиц при их создании осуществляется регистрирующими органами по месту нахождения постоянно действующего исполнительного органа, в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа — по месту нахождения иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности.

Представление документов для государственной регистрации юридических лиц при их создании осуществляется в порядке, предусмотренном статьей 9 названного закона.

Согласно подпункту «а» пункта 1 статьи 23 Закона о государственной регистрации отказ в государственной регистрации допускается при непредставлении заявителем определенных данным Законом необходимых для государственной регистрации документов, за исключением предусмотренных указанным Законом и иными федеральными законами случаев предоставления таких документов (содержащихся в них сведений) по межведомственному запросу регистрирующего органа или органа, который в соответствии с названным Законом или федеральными законами, устанавливающими специальный порядок регистрации отдельных видов юридических лиц, уполномочен принимать решение о государственной регистрации юридического лица.

В силу пункта 2 статьи 23 Закона о государственной регистрации решение об отказе в государственной регистрации должно содержать основания отказа с обязательной ссылкой на нарушения, предусмотренные пунктом 1 названной статьи.

В соответствии с пунктами 1, 2, 3 статьи 66.2 Гражданского кодекса Российской Федерации минимальный размер уставных капиталов хозяйственных обществ определяется законами о хозяйственных обществах.

При оплате уставного капитала хозяйственного общества должны быть внесены денежные средства в сумме не ниже минимального размера уставного капитала.

Денежная оценка неденежного вклада в уставный капитал хозяйственного общества должна быть проведена независимым оценщиком. Участники хозяйственного общества не вправе определять денежную оценку неденежного вклада в размере, превышающем сумму оценки, определенную независимым оценщиком.

При оплате долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью не денежными средствами, а иным имуществом участники общества и независимый оценщик в случае недостаточности имущества общества солидарно несут субсидиарную ответственность по его обязательствам в пределах суммы, на которую завышена оценка имущества, внесенного в уставный капитал, в течение пяти лет с момента государственной регистрации общества или внесения в устав общества соответствующих изменений.

Если иное не предусмотрено законами о хозяйственных обществах, учредители хозяйственного общества обязаны оплатить не менее трех четвертей его уставного капитала до государственной регистрации общества, а остальную часть уставного капитала хозяйственного общества — в течение первого года деятельности общества.

В случаях, если в соответствии с законом допускается государственная регистрация хозяйственного общества без предварительной оплаты трех четвертей уставного капитала, участники общества несут субсидиарную ответственность по его обязательствам, возникшим до момента полной оплаты уставного капитала.

В силу пункта 1 статьи 14 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об обществах с ограниченной ответственностью) уставный капитал общества составляется из номинальной стоимости долей его участников. Размер уставного капитала общества должен быть не менее чем десять тысяч рублей.

Согласно пунктам 1, 2 статьи 15 Закона об обществах с ограниченной ответственностью оплата долей в уставном капитале общества может осуществляться деньгами, ценными бумагами, другими вещами или имущественными правами либо иными имеющими денежную оценку правами.

Денежная оценка имущества, вносимого для оплаты долей в уставном капитале общества, утверждается решением общего собрания участников общества, принимаемым всеми участниками общества единогласно.

Как следовало из материалов дела, пункты 3, 4 решения единственного учредителя общества П.И.К. от 26.05.2015 определен уставный капитал общества в размере 10 000 руб. и то, что уставный капитал подлежит оплате 100% после государственной регистрации общества и вносится имуществом, принадлежащим учредителю на праве собственности, в сумме 10 000 руб.

Проанализировав решение единственного учредителя общества П.И.К. от 26.05.2015 о создании указанного общества, а именно в части определения размера уставного капитала общества и порядка оплаты уставного капитала общества, установив, что решение единственного учредителя в части порядка оплаты уставного капитала общества носит неясный и неопределенный характер, ввиду чего является ненадлежащим, суды пришли к правильным выводам о том, что учредитель общества П.И.К. не представил определенные Законом о государственной регистрации необходимые для государственной регистрации документы.

Таким образом, установив, что учредитель общество П.И.К. не представил в регистрирующий орган все необходимые документы, оформленные надлежащим образом, суды пришли к правильным выводам о законности и обоснованности решения регистрирующего органа от 18.06.2015 N 1556 об отказе в государственной регистрации юридического лица.

1.4. В связи с тем, что представленные в регистрирующий орган документы содержали недостоверные сведения об уменьшении уставного капитала общества с ограниченной ответственностью, суды отказали в удовлетворении заявления о признании недействительным решения об отказе в государственной регистрации соответствующих изменений.

По делу N А56-36782/2015 Общество обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением, в котором просило признать незаконным решение Инспекции от 19.03.2015 N 34217А об отказе в государственной регистрации юридического лица.

Решением от 30.09.2015, оставленным без изменения постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.12.2015, в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе Общество просило отменить решение от 30.09.2015 и постановление от 21.12.2015, принять по делу новый судебный акт — об удовлетворении заявления.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как установлено судами, Общество зарегистрировано 05.03.2005, размер его уставного капитала составил 10 000 руб.

Участниками Общества являются А.Т.И., Б.Л.Б., Б.А.Л., Г.И.Л., К.А.Н., П.М.М., Р.Л.И., С.А.А., Т.Л.Л., Ш.А.А., каждый из участников владеет долей в размере 10% уставного капитала номинальной стоимостью 1000 руб.

В 2012 году на основании представленных в Инспекцию документов в ЕГРЮЛ был внесен ряд записей, в том числе о смене руководителя Общества (назначении руководителем Р.С.В., а впоследствии Г.С.В.), об увеличении уставного капитала до 100 000 руб., об изменении состава участников Общества с включением в состав участников Р.С.В. с долей, равной 90% уставного капитала, номинальной стоимостью 90 000 руб.; затем — об увеличении уставного капитала до 1 000 000 руб. с включением в состав участников общества с ограниченной ответственностью «А.» с долей в уставном капитале в размере 90% номинальной стоимостью 900 000 руб. и об изменении в процентном выражении размера долей участников Общества.

Впоследствии, 11.09.2012, в ЕГРЮЛ была внесена запись N 8127847703338 о прекращении прав Р.С.В. на долю в уставном капитале Общества номинальной стоимостью 90 000 руб. и о переходе прав на эту долю к Обществу.

В связи с этим участники Общества обратились в суд с исками о признании недействительными — как не имеющими юридической силы — решений общих собраний участников и незаконными — решений Инспекции, принятых на основании представленных документов.

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 21.01.2013 по делу N А56-67271/2012 признано незаконным решение Инспекции от 03.05.2012 N 62216А о внесении в ЕГРЮЛ сведений о Р.С.В. как генеральном директоре Общества.

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19.07.2013 по делу N А56-51274/2012 признаны недействительными:

- решения внеочередного общего собрания участников Общества от 08.11.2012 о признании состоявшимся увеличения уставного капитала Общества, об утверждении итогов внесения вклада Р.С.В., об утверждении изменений участников, о внесении изменений в устав Общества;

- решение об избрании генеральным директором Общества Г.С.В., оформленное протоколом от 17.07.2012 N 3-2012;

- решения Инспекции от 26.06.2012 N 89203А, 89197А, от 26.07.2012 N 104836А о регистрации изменений, внесенных в устав Общества, и о внесении сведений в ЕГРЮЛ на основании означенных решений собрания участников и осуществленные в соответствии с этими решениями Инспекции записи в ЕГРЮЛ.

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 25.01.2013 по делу N А56-55446/2012 признаны недействительными:

- решения общего собрания участников об увеличении уставного капитала Общества и принятии общества с ограниченной ответственностью «А.» в состав участников Общества, оформленные протоколом внеочередного общего собрания участников общества от 17.07.2012 N 5-2012;

- решения Инспекции от 30.08.2012 N 120521А, 120526А о внесении изменений в содержащиеся в ЕГРЮЛ сведения об Обществе и внесенные на основании этих решений записи в ЕГРЮЛ.

Решение Инспекции, на основании которого 11.09.2012 в ЕГРЮЛ внесена запись N 8127847703338 о прекращении прав Р.С.В. на долю в уставном капитале Общества номинальной стоимостью 90 000 руб. и о переходе прав на эту долю к Обществу, до настоящего времени в установленном порядке незаконным не признано.

В связи с изложенным в ЕГРЮЛ значатся следующие сведения об Обществе: размер уставного капитала — 10 000 руб., доля в размере 9% номинальной стоимостью 90 000 руб. принадлежит Обществу, доля каждого из участников — А.Т.И., Б.Л.Б., Б.А.Л., Г.И.Л., К.А.Н., П.М.М., Р.Л.И., С.А.А., Т.Л.Л. — составляет 0,1% уставного капитала, номинальной стоимостью 1000 руб., а доля Ш.А.А. — 1% уставного капитала, номинальной стоимостью 1000 руб.

В целях устранения несоответствия содержащихся в ЕГРЮЛ сведений действительному положению общим собранием участников Общества 12.03.2015 приняты решения о погашении принадлежащей Обществу доли в его уставном капитале номинальной стоимостью 90 000 руб., об установлении размера уставного капитала Общества в 10 000 руб., о распределении долей в уставном капитале — по 10% каждому участнику номинальной стоимостью 1000 руб. и о внесении изменений в устав.

Общество 16.03.2015 представило в Инспекцию заявление по форме N Р13001 о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы Общества.

По результатам рассмотрения названных документов Инспекция 19.03.2015 вынесла решение N 34217А об отказе в государственной регистрации изменений, вносимых в сведения о юридическом лице, указав на непредставление заявления по форме N Р13001, подтверждающего, что вносимые в ЕГРЮЛ изменения соответствуют установленным законодательством Российской Федерации сведениям.

Суд первой инстанции установил, что решение об увеличении размера уставного капитала до 100 000 руб. не принималось общим собранием участников, уставный капитал Общества составлял и составляет 10 000 руб., доля в размере 9% уставного капитала номинальной стоимостью 90 000 руб. Обществу никогда не принадлежала.

Суд пришел к выводу о том, что решение о погашении такой доли и об уменьшении размера уставного капитала на 90 000 руб. противоречит статье 20 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об обществах), следовательно, не может быть принято общим собранием участников Общества в рассматриваемой ситуации.

В связи с этим суд отказал в удовлетворении заявленного требования.

Апелляционный суд поддержал означенные выводы суда первой инстанции.

Суд кассационной инстанции находит, что в удовлетворении заявления Общества правильно отказано.

В соответствии со статьей 23 Закона об обществах общество с ограниченной ответственностью не вправе приобретать доли или части долей в своем уставном капитале, за исключением случаев, предусмотренных названным Федеральным законом.

В силу статьи 24 Закона об обществах после приобретения Обществом доли в уставном капитале эта доля должна быть распределена между участниками или продана; не распределенные или не проданные в установленный названной статьей срок доля или часть доли в уставном капитале общества должны быть погашены, и размер уставного капитала общества должен быть уменьшен на величину номинальной стоимости этой доли или этой части доли.

Согласно пункту 1 статьи 20 Закона об обществах уменьшение уставного капитала общества с ограниченной ответственностью может осуществляться в том числе путем погашения долей, принадлежащих обществу. Общество не вправе уменьшать свой уставный капитал, если в результате такого уменьшения его размер станет меньше минимального размера уставного капитала, определенного в соответствии с названным Федеральным законом.

Судами установлено, что в порядке, предусмотренном Законом об обществах, участники Общества не принимали решение об увеличении уставного капитала до 100 000 руб. и Общество не приобретало долю в уставном капитале в размере 9% номинальной стоимостью 90 000 руб., а сведения об обратном внесены Инспекцией в ЕГРЮЛ в результате неправомерных действий неустановленных лиц.

При таких обстоятельствах суды пришли к обоснованному выводу о том, что решение участников Общества о погашении доли и об уменьшении размера уставного капитала противоречит приведенным нормам права.

Недостоверность сведений, изложенных в поданном в регистрирующий орган заявлении, приравнивается к непредставлению необходимых документов, определенных статьей 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Соответственно, отказ Инспекции в регистрации изменений в учредительные документы и о внесении в ЕГРЮЛ сведений об Обществе на основании представленного Обществом заявления и приложенного решения общего собрания участников от 12.03.2015 не может быть признан незаконным.

1.5. Положения пункта 4 статьи 20 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» в редакции Федерального закона от 30 марта 2015 года N 67-ФЗ подлежат применению с 31.03.2015 вне зависимости от того, когда началась процедура ликвидации юридического лица.

По делу N А64-4137/2015 Общество обратилось в Арбитражный суд Тамбовской области с заявлением к Инспекции о признании недействительным решения от 22.04.2015 об отказе в государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица в связи с его ликвидацией.

Решением суда от 21.12.2015 в удовлетворении заявленных Обществом требований отказано.

Не согласившись с состоявшимся судебным актом, Общество обратилось с апелляционной жалобой, в которой просило решение суда первой инстанции отменить и принять по делу новый судебный акт.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Как усматривается из материалов дела, 15.01.2015 единственным учредителем Общества принято решение N 4 о начале процедуры добровольной ликвидации Общества и назначении ликвидатора. В Единый государственный реестр юридических лиц 26.01.2015 внесена запись о принятии названного решения.

Решением N 1 от 29.01.2015 Инспекцией в порядке пункта 11 статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации назначена выездная налоговая проверка Общества.

Между тем, Общество 15.04.2015 представило в Инспекцию:

а) уведомление о принятии решения о ликвидации общества по форме N Р15001, промежуточный ликвидационный баланс решение об утверждении промежуточного ликвидационного баланса (входящий N 283А);

б) заявление о ликвидации по форме N Р16001, документ, подтверждающий представление сведений в ПФР, решение об утверждении ликвидационного баланса, ликвидационный баланс, документ об оплате государственной пошлины (входящий N 284А).

Решениями Инспекции от 22.04.2015 N 283А и 284А Обществу отказано в государственной регистрации ликвидации юридического лица.

Основанием для вынесения указанных решений послужил вывод Инспекции, что ликвидационный бухгалтерский баланс считается не представленным, поскольку имеется информация о проведении в отношении Общества выездной налоговой проверки на 15.04.2015. Результаты проверки не оформлены соответствующим актом и решением. Таким образом, ликвидационный бухгалтерский баланс считается не представленным.

В соответствии с положениями статей 61 — 64 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) ликвидация юридического лица по решению учредителей (участников) означает добровольное прекращение деятельности такого юридического лица. При этом прекращение деятельности одного лица не должно преследовать своей целью причинение вреда другому лицу (статьи 1, 10 ГК РФ).

Предусмотренная названными нормами процедура ликвидации юридического лица предполагает действия ликвидационной комиссии (ликвидатора) по выявлению его кредиторов; предоставлению кредиторам возможности заявить свои требования; составлению ликвидационного баланса, отражающего действительное имущественное положение ликвидируемого юридического лица и его расчеты с кредиторами; определению порядка ликвидации (в том числе путем признания юридического лица несостоятельным (банкротом).

При этом ликвидационная комиссия (ликвидатор) обязана действовать добросовестно и разумно в интересах как ликвидируемого юридического лица, так и его кредиторов.

Согласно статье 1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Федеральный закон N 129-ФЗ) государственная регистрация юридических лиц и индивидуальных предпринимателей представляет собой акты уполномоченного федерального органа исполнительной власти, осуществляемые посредством внесения в государственные реестры сведений о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, приобретении физическими лицами статуса индивидуального предпринимателя, прекращении физическими лицами деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей, иных сведений о юридических лицах и об индивидуальных предпринимателях в соответствии с Федерального закона N 129-ФЗ.

Из пунктов 1.1, 1.2 статьи 9 Федерального закона N 129-ФЗ следует, что требования к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, устанавливаются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти (пункт 1.1). Заявление, уведомление или сообщение представляется в регистрирующий орган по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти (пункт 1.2).

Пунктами 1, 3 статьи 20 Федерального закона N 129-ФЗ определено, что учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, в течение трех рабочих дней после даты принятия решения о ликвидации юридического лица обязаны уведомить в письменной форме об этом регистрирующий орган по месту нахождения ликвидируемого юридического лица с приложением решения о ликвидации юридического лица (пункт 1). Учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, уведомляют регистрирующий орган о формировании ликвидационной комиссии или о назначении ликвидатора, а также о составлении промежуточного ликвидационного баланса (пункт 3).

Согласно новой редакции статьи 20 Федерального закона N 129-ФЗ (пункт 4 введен Федеральным законом от 30.03.2015 N 67-ФЗ, действует с 31.03.2015) уведомление о составлении промежуточного ликвидационного баланса не может быть представлено в регистрирующий орган ранее срока, в том числе, окончания выездной налоговой проверки, оформления ее результатов (в том числе рассмотрения ее материалов) и вступления в силу итогового документа по результатам этой проверки в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах в случае проведения в отношении юридического лица, находящегося в процессе ликвидации, выездной налоговой проверки.

Материалами дела подтверждено, что Общество 15.04.2015 представило в регистрирующий орган заявление по форме N Р16001 о государственной регистрации Общества в связи с его ликвидацией.

Как установил суд первой инстанции и следует из материалов дела, промежуточный и ликвидационный баланс утверждены ликвидатором Общества в период проведения выездной налоговой проверки. Акт проверки составлен 20.05.2015, подписан и получен ликвидатором Общества. Решение о привлечении Общества к ответственности к ответственности за совершение налогового правонарушения N 14 принято налоговым органом 24.06.2015.

Доказательств того, что Общество не знало и не могло знать о проводимой выездной проверке по состоянию на дату представления пакета документов, в том числе ликвидационного баланса, 15.04.2015 суду первой и апелляционной не представлено.

На основании изложенного суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что у Общества не имелось оснований претендовать на регистрацию ликвидации до вынесения решения по результатам указанной проверки.

Довод Общества, что при рассмотрении настоящего дела суд необоснованно применил пункт 4 статьи 20 Федерального закона N 129-ФЗ, так как, по мнению Общества, данная норма применима в правоотношениях по началу процесса ликвидации после 31.03.2015, отклоняется судом апелляционной инстанции как основанный на ошибочном определении порядка вступления в силу указанного положения.

В соответствии со статьей 6 Федерального закона N 67-ФЗ пункт 4 статьи 20 начинает действовать со дня официального опубликования данного закона. Федеральный закон N 67-ФЗ официально опубликован 31.03.2015. Поскольку в отношении пункта 4 статьи 20 Федерального закона N 129-ФЗ не указаны иные сроки вступления его в силу, то указанные положения подлежат применению именно с 31.03.2015 вне зависимости от того, когда началась процедура ликвидации.

Довод Общества, что положения пункта 4 статьи 20 Федерального закона N 129-ФЗ ухудшают положение Общества, отклоняется судом апелляционной инстанции, поскольку указанная норма регулирует процедуру ликвидации юридического лица.

Условия осуществления процедуры ликвидации не ухудшили положение Общества по выполнению им своих обязательств, касающихся окончания процесса ликвидации.

1.6. Поскольку на момент представления документов для государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией в производстве арбитражного суда находилось дело, в рамках которого рассматривались требования к ликвидируемому юридическому лицу, суды с учетом положений пункта 5 статьи 20 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» пришли к выводу о наличии у регистрирующего органа оснований для отказа в государственной регистрации юридического лица.

По делу N А41-72679/2015 Общество обратилось в Арбитражный суд Московской области к Инспекции с требованием о признании незаконными действий Инспекции, связанные с отказом в государственной регистрации ликвидации общества, и обязании Инспекции зарегистрировать ликвидацию Общества.

Решением Арбитражного суда Московской области от 15 октября 2015 года, оставленным без изменения постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 28 декабря 2015 года, в удовлетворении заявленных требований отказано в полном объеме.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, Общество обратилось с кассационной жалобой, в которой просило отменить решение и постановление суда апелляционной инстанции и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций и следует из материалов дела, 5 июня 2015 года общество обратилось в регистрирующий орган с заявлением по форме N Р16001 с приложением ликвидационного баланса и документа об уплате государственной пошлины, что подтверждается распиской в получении документов (вх. N 2410А).

Инспекцией 15 июня 2015 года принято решение об отказе в государственной регистрации ликвидации юридического лица, в связи с несоблюдением порядка ликвидации, а именно: наличием подтвержденной информации о наличии по состоянию на 15 июня 2015 года судебных производств в отношении Общества.

Пунктом 1 статьи 21 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Федеральный закон от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ) установлен перечень документов, представляемых в регистрирующий орган для государственной регистрации в связи с ликвидацией юридического лица. Из данной нормы в том числе следует, что в подаваемом о ликвидации заявлении подтверждается соблюдение установленного федеральным законом порядка ликвидации юридического лица, завершении расчетов с его контрагентами, а также ликвидационный баланс.

Необходимые для государственной регистрации документы должны соответствовать требованиям закона и как составляющая часть государственных реестров, являющихся федеральным информационным ресурсом, содержать достоверную информацию.

Согласно статье 61 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо может быть ликвидировано по решению его учредителей либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами.

При этом ликвидационная комиссия (ликвидатор) обязана действовать добросовестно и разумно в интересах как ликвидируемого юридического лица, так и его кредиторов.

В силу подпункта «а» пункта 1 статьи 23 Федерального закона N 129-ФЗ отказ в государственной регистрации допускается в случае непредставления заявителем определенных указанным Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов, за исключением предусмотренных указанным Федеральным законом и иными федеральными законами случаев предоставления таких документов (содержащихся в них сведений) по межведомственному запросу регистрирующего органа или органа, который в соответствии с указанным Федеральным законом или федеральными законами, устанавливающими специальный порядок регистрации отдельных видов юридических лиц, уполномочен принимать решение о государственной регистрации юридического лица.

В силу пункта 5 статьи 20 Федерального закона N 129-ФЗ в случае поступления в регистрирующий орган из суда или арбитражного суда судебного акта о принятии к производству искового заявления, содержащего требования, предъявленные к юридическому лицу, находящемуся в процессе ликвидации, государственная регистрация юридического лица в связи с его ликвидацией не осуществляется до момента поступления в регистрирующий орган решения (иного судебного акта, которым завершается производство по делу) по такому исковому заявлению.

Судами установлено, что на момент обращения заявителя в регистрирующий орган с заявлением по форме N Р16001 (5 июня 2015 года) в производстве арбитражного суда находилось дело N А41-38367/13, в рамках которого рассматривались требования к заявителю, заявленные 22 января 2015 года, об обязании подписать акт реализации инвестиционного контракта на строительство многоэтажного жилищного комплекса (встречный иск), в связи с чем суды пришли к правильному выводу о том, что при ликвидации Общества ликвидатор не принял во внимание, что у него имелись неисполненные обязательства и, следовательно, ликвидационный баланс общества составлен без учета этих данных, то есть без отражения действительного имущественного положения ликвидируемого юридического лица.

На основании изложенного, арбитражные суды пришли к обоснованному выводу о том, что установленный законом порядок ликвидации юридического лица соблюден не был и у регистрирующего органа имелись основания для принятия решения, являющегося предметом оспаривания в рамках настоящего дела, поскольку представленные ему документы содержали недостоверные сведения.

1.7. Исходя из конкретных обстоятельств дела, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что регистрирующий орган неверно истолковал постановление судебного пристава-исполнителя о наложении запрета, в связи с чем отказ в государственной регистрации, основанный на соответствующем постановлении, был признан неправомерным.

По делу N А21-6464/2015 Конкурсный управляющий Общества В.Е.В. обратился в Арбитражный суда Калининградской области с заявлением к Инспекции о признании незаконным решения Инспекции N 5303А от 09.04.2015 об отказе в государственной регистрации и об обязании Инспекцию внести запись в Единый государственный реестр юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) в отношении Общества о конкурсном управляющем В.Е.В. как о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени Общества.

Решением от 12.11.2015 суд оставил без удовлетворения требование конкурсного управляющего о признании незаконным решения Инспекции N 5303А от 09.04.2015, однако обязал Инспекцию внести запись в ЕГРЮЛ в отношении Общества о конкурсном управляющем В.Е.В. как о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени Общества.

Конкурсный управляющий обратился в суд с апелляционной жалобой на решение от 12.11.2015, в котором просит его отменить в части отказа в удовлетворении требования о признании незаконным решения Инспекции N 5303А от 09.04.2015 об отказе в государственной регистрации.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения жалобы.

Как следует из материалов дела, решением Арбитражного суда Калининградской области от 03.03.2015 по делу N А21-7469/2013 Общество признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство. Конкурсным управляющим утвержден В.Е.В.

Конкурсный управляющий В.Е.В. 02.04.2015 обратился в регистрирующий орган с заявлением о внесении в ЕГРЮЛ изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы юридического лица, а именно о внесении сведений о лице, имеющем права без доверенности действовать от имени юридического лица.

За входящим N 5303А Обществом были представлены все необходимые документы, а именно: заявление о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ по форме N Р14001; решение Арбитражного суда Калининградской области от 03.03.2015 по делу N А21-7469/2013; заявление конкурсного управляющего В.Е.В.; транспортная накладная.

Решением Инспекции от 09.04.2015 N 5303А конкурсному управляющему было отказано в государственной регистрации изменений, вносимых в сведения о юридическом лице, в связи с непредставлением документов, необходимых для государственной регистрации в соответствии с Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон о регистрации). При этом отказ основывался на сведениях базы данных ЕГРЮЛ, согласно которым 23.07.2013 на основании постановления судебного пристава-исполнителя Межрайонного отдела судебных приставов по особым исполнительным производствам УФССП по г. Москве от 11.06.2013 в ЕГРЮЛ внесена запись о запрете на совершение регистрационных действий в отношении Общества.

В соответствии с пунктом 4 статьи 5 Закона о регистрации записи вносятся в государственные реестры на основании документов, представленных при государственной регистрации.

Материалами дела подтверждается и Инспекцией не оспаривается, что представленный конкурсным управляющим комплект документов формально соответствовал требованиям Закона о регистрации.

Вынося обжалуемый судебный акт, арбитражный суд первой инстанции исходил из того, что поскольку законные требования судебного акта, который положен в основу постановления судебного пристава-исполнителя, обязательны для государственных органов, оснований для признания незаконным решения Инспекции суда не имеется.

Вместе с тем, как следует из представленных в материалы дела документов, Постановлением судебного пристава-исполнителя межрайонного отдела судебных приставов по особым исполнительным производствам Управления Федеральной службы судебных приставов по Москве от 11.06.2013 наложен запрет на совершение регистрационных действий, действий по исключению из госреестра в отношении объектов имущества должника — П.Э.Г., а именно принадлежащей ему доли в компании Общества — номинальная стоимость доли 10 000 руб.

В качестве основания для наложения запрета указан исполнительный лист N ВС N 020303859 от 11.03.2013, выданный Лефортовским районным судом г. Москвы по делу N 2-1512/2013, предмет исполнения — наложение ареста на имущество, принадлежащее П.Э.Г.

Таким образом, Инспекцией и судом первой инстанции ошибочно не принято во внимание, что запрет на совершение регистрационных действий был наложен только в отношении имущества (доли в обществе), принадлежащего П.Э.Г., в целях предотвращения его отчуждения, что не свидетельствует о запрете совершения любых регистрационных действий в отношении Общества. При этом внесение в ЕРЮЛ сведений о конкурсном управляющем, имеющем право без доверенности действовать от имени Общества, не влечет отчуждение либо иное изменение доли, принадлежащей П.Э.Г., и не препятствует исполнению судебного акта, вынесенного Лефортовским районным судом г. Москвы.

Расширительное толкование установленного постановлением судебного пристава-исполнителя запрета недопустимо, поскольку такое толкование неизбежно повлечет нарушение прав и законных интересов самого общества, его участников и третьих лиц.

Пунктом 1 статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что вступившие в законную силу судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации.

Кроме того, в силу положений статьи 126 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращается исполнение по исполнительным документам, в том числе по исполнительным документам снимаются ранее наложенные аресты на имущество должника и иные ограничения распоряжения имуществом должника. Основанием для снятия ареста на имущество должника является решение суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Наложение новых арестов на имущество должника и иных ограничений распоряжения имуществом должника не допускается.

Кроме того, с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращаются полномочия руководителя должника, иных органов управления должника.

Согласно пункту 1 статьи 129 Закона о банкротстве с даты утверждения конкурсного управляющего до даты прекращения производства по делу о банкротстве полномочия руководителя должника и иных органов управления должника осуществляет конкурсный управляющий.

Соответственно, конкурсный управляющий является лицом, имеющим право без доверенности действовать от имени должника в силу закона, на него распространяются все требования, установленные законодательством Российской Федерации для руководителя такого юридического лица, к нему применяются все меры ответственности, предусмотренные законодательством для руководителя юридического лица.

При вынесении арбитражным судом решения об открытии конкурсного производства или определения об утверждении конкурсного управляющего у юридического лица возникает обязанность не позднее трех рабочих дней со дня вынесения указанного определения суда представить в регистрирующий орган заявление по форме N Р14001 в связи с изменением сведений о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица.

Принимая во внимание, что конкурсным управляющим В.Е.В. в регистрирующий орган были представлены все необходимые документы, у Инспекции не было законных оснований для отказа конкурсному управляющему в удовлетворении заявления о государственной регистрации изменений в сведениях об Обществе относительно лица, имеющего право без доверенности действовать от имени общества. При этом решение Инспекции нарушает права и законные интересы конкурсного управляющего как руководителя должника, а, следовательно, и самого общества.

1.8. Вышестоящий регистрирующий орган имеет право указать на дополнительное основание для отказа в государственной регистрации, которое подлежит учету судом при оценке оспариваемого отказа.

По делу N А19-15349/2015 М.В.Ф. обратился в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением к Межрайонной инспекции о признании недействительным решения N 10702А от 13.05.2015.

Решением Арбитражного суда Иркутской области в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, заявитель обратился с апелляционной жалобой, в которой просил решение Арбитражного суда Иркутской области от 30.12.2015 по делу N А19-15349/2015 отменить полностью.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, Учредителем Гаражно-строительного кооператива К.В.А. 05.05.2015 представлены в Межрайонную инспекцию документы (вх. N 10702А) для государственной регистрации Гаражно-строительного кооператива при создании.

Согласно указанному заявлению по форме N Р11001 учредителями Гаражно-строительного кооператива являются К.В.А. и М.В.Ф.

По результатам рассмотрения документов регистрирующим органом 13.05.2015 принято решение 10702А об отказе в государственной регистрации на основании подпункта «а» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон N 129-ФЗ).

Основанием послужило то, что в представленном на регистрацию заявлении заполнены листы В «сведения об учредителе — физическом лице», что не соответствует требованиям, предъявляемым к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, поскольку создаваемый Гаражно-строительный кооператив по своей организационно-правовой форме не относится к производственным кооперативам, следовательно заполнение листа «В» не требуется.

В соответствии с пунктом 1.1 статьи 9 Закона N 129-ФЗ требования к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, устанавливаются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Подпунктами 5.9.38 — 5.9.39 Положения о Федеральной налоговой службе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.09.2004 N 506, установлены полномочия Федеральной налоговой службы на установление (утверждение) форм заявлений, уведомлений, сообщений, представляемых при государственной регистрации юридических лиц, крестьянских (фермерских) хозяйств и физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей и требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган.

Приказом ФНС России от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@ «Об утверждении форм и требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган при государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств» утверждена форма N Р11001 «Заявление о государственной регистрации юридического лица при создании».

Согласно пункту 2.12 указанных Требований к оформлению документов листы А, Б, В, Г, Д заявления о государственной регистрации юридического лица при создании по форме N Р11001 заполняются в отношении учредителей хозяйственных товариществ и обществ, учреждений, унитарных предприятий, производственных кооперативов, жилищных накопительных кооперативов.

Как правильно указывает суд первой инстанции, в соответствии с пунктом 1.3 Устава Гаражно-строительного кооператива данный кооператив является некоммерческой организацией, созданной в форме потребительского кооператива. Таким образом, в заявлении по форме N Р11001, представленном для государственной регистрации гаражно-строительного кооператива, лист В «Сведения об учредителе — физическом лице» не заполняются.

Доводы заявителя М.В.Ф. об отсутствии в законодательстве оснований для отказа в государственной регистрации в случае представления лишних листов в составе заявления по форме N Р11001, а также о возможности устранения регистрирующим органом самостоятельно допущенных заявителем нарушений, судом первой инстанции правильно отклонены по следующим мотивам.

Согласно подпункту «а» пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ одним из оснований отказа в государственной регистрации является непредставление определенных названным Законом необходимых для государственной регистрации документов.

Согласно позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 08.02.2011 N 12101/10 по делу N А60-43906/2009-С10, в случаях, если заявление, представленное для государственной регистрации, содержит недостоверные сведения, регистрирующий орган правомерно расценивает такое заявление как непредставленное в регистрирующий орган и, руководствуясь положениями подпункта «а» пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ, принимает решение об отказе в государственной регистрации.

Как правильно указывает суд первой инстанции, представление полного пакета документов, которые по своему наименованию соответствуют требованиям Закона N 129-ФЗ, но содержат недостоверные (некорректные) сведения, не могут считаться представленными для государственной регистрации, в связи с чем отказ регистрирующего органа в государственной регистрации таких сведений правомерен. Регистрирующий орган не наделен правом изменений сведений, включенных заявителем в заявление. У регистрирующего органа отсутствуют полномочия по устранению по собственной инициативе выявленных в заявлении противоречий.

Доводы апелляционной жалобы со ссылкой на пункт 2.9 Требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган при государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств, утвержденных приказом ФНС России от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@, о том, что сведения на обоих учредителей надо было подавать, а никаких недостоверных и некорректных сведений не было указано, отклоняются апелляционным судом в связи со следующим.

Суд первой инстанции сослался на пункт 2.12 указанных Требований. Данный пункт был предметом рассмотрения Верховного Суда РФ и в удовлетворении заявления о признании недействующим пункта 2.12 Требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган при государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств, утвержденных приказом Федеральной налоговой службы от 25 января 2012 г. N ММВ-7-6/25@, было оставлено без удовлетворения. Причем в Определении Верховного Суда РФ от 20.02.2014 N АПЛ14-8 указано, что предписания пункта 12.2 Требований не являются неопределенными, исключают необходимость заполнения листа В заявления по форме N Р11011 (сведения об учредителях) в отношении организационно-правовых форм юридических лиц, не указанных в этом пункте.

Таким образом, поскольку у регистрирующего органа отсутствуют полномочия по корректировке сведений в поданных документах, он обоснованно отказал в совершении регистрационного действия.

Доводы заявителя о том, что ссылка суда первой инстанции на несоответствие сведений пункта 2.20 Требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган при государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств, утвержденных приказом Федеральной налоговой службы от 25 января 2012 г. N ММВ-7-6/25@ является неправомерной, так как данное основание не было указано в оспариваемом отказе, отклоняются в связи со следующим.

Как было указано судом первой инстанции, спорное заявление формы N Р11001 не соответствует пункту 2.20 вышеназванных требований к оформлению документов, поскольку лист «Н» — «сведения о заявителе», в случае, если создаваемое юридическое лицо учреждается двумя или более лицами, заполняется в отношении каждого из учредителей. В рассматриваемом случае при создании юридического лица участвовали 2 учредителя, следовательно, должно быть заполнено два листа «Н». Несмотря на то, что указанное основание не названо в качестве обстоятельства отказа в обжалуемом решении, вышестоящим регистрирующим органом в мотивировочной части данное основание было изложено.

Апелляционный суд исходит из того, что установление законом обязательной досудебной процедуры обжалования направлено именно на то, чтобы в рамках административных процедур имелась возможность выяснить все возможные препятствия к совершению регистрационных действий или их полное отсутствие.

Согласно пункту 2 статьи 25.6 Закона N 129-ФЗ вышестоящий регистрирующий орган или федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в соответствии со статьей 2 указанного Федерального закона, без участия лица, подавшего жалобу, рассматривает жалобу, документы, подтверждающие доводы лица, подавшего жалобу, дополнительные документы, представленные в ходе рассмотрения жалобы, материалы, представленные регистрирующим органом.

В соответствии с пунктом 3 статьи 25.6 Закона N 129-ФЗ по результатам рассмотрения жалобы вышестоящий регистрирующий орган или федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в соответствии со статьей 2 указанного Федерального закона, принимает одно из следующих решений:

а) об отмене решения регистрирующего органа;

б) об оставлении жалобы без удовлетворения.

Из указанных взаимосвязанных положений статьи 25.6 Закона N 129-ФЗ следует, что вышестоящий регистрирующий орган вправе на основании имеющихся и дополнительно представленных документов устанавливать и новые обстоятельства, и иные основания для отказа в регистрационных действиях, поскольку, по мнению апелляционного суда, его функция, в том числе, заключается и в том, чтобы пресекать необоснованные регистрационные действия.

Следовательно, вышестоящий регистрирующий орган имел полное право указать на дополнительное основание для отказа в государственной регистрации, которое подлежит учету при оценке оспариваемого отказа.

2. По вопросу оспаривания решений о государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.

2.1. С учетом того, что на момент внесения записи о ликвидации юридического лица регистрирующий орган располагал информацией о наличии в производстве арбитражного суда дела, в рамках которого рассматривались требования к данному юридическому лицу, суды признали недействительной соответствующую запись.

По делу N А33-15662/2015 общество с ограниченной ответственностью обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением к инспекции о признании недействительной записи от 20.05.2015 за государственным регистрационным номером 2152468284593 о регистрации прекращения деятельности в связи с ликвидацией юридического лица ООО «Ф.», об обязании аннулировать запись за государственным регистрационным номером 2152468284593.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 25 ноября 2015 года, оставленным без изменения постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 12 февраля 2016 года, заявленное требование удовлетворено.

Инспекция, не согласившись с решением суда первой инстанции и постановлением апелляционного суда, обратилась в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой ставила вопрос о проверке их законности и обоснованности в связи с неправильным применением судами норм процессуального права.

Суд кассационной инстанции не нашел основания для отмены обжалуемых судебных актов.

Как установлено судами и усматривается из материалов дела, единственным участником ООО «Ф.» Ш.К.А. 27.02.2015 принято решение N 3 приступить к процедуре добровольной ликвидации общества, назначить ликвидатором Б.В.С.

03.03.2015 ликвидатор Б.В.С. обратился в инспекцию с уведомлением о начале процедуры ликвидации.

В журнале «Вестник государственной регистрации» 11.03.2015 опубликовано сообщение о ликвидации ООО «Ф.» и сообщено, что требования кредиторов могут быть заявлены в течение двух месяцев с момента опубликования настоящего сообщения по адресу: 660028, г. Красноярск, ул. Новая Заря, д. 20.

19.03.2015 Арбитражным судом Красноярского края по делу N А33-5233/2015 принято к производству исковое заявление Общества к ООО «Ф.» о взыскании 3 413 000 рублей долга, 231 515 рублей 17 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами.

Обществом в адрес ликвидатора ООО «Ф.» Б.В.С. (660028, г. Красноярск, ул. Новая Заря, д. 20 и 660062, г. Красноярск, ул. Крупской, д. 24 — 35) направлено требование об учете требований Общества в реестре кредиторов ООО «Ф.» в размере 3 413 000 рублей и процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму 231 515 рублей 17 копеек.

В доказательство направления требования Обществом представлены запечатанные почтовые конверты, возвращенные ему в связи с отметкой об истечении срока хранения, вскрытые в судебном заседании судом первой инстанции.

13.05.2015 в инспекцию поступило заявление ликвидатора Б.В.С. о государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией по форме N Р16001 в отношении ООО «Ф.», документ об уплате государственной пошлины, ликвидационный баланс на 08.05.2015, утвержденный Б.В.С.

20.05.2015 инспекцией в ЕГРЮЛ внесена регистрационная запись о прекращении деятельности ООО «Ф.» в результате ликвидации N 2152468284593.

В соответствии с «а» и «б» пункта 1 статьи 21 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» для государственной регистрации в связи с ликвидацией юридического лица в регистрирующий орган представляются заявление о государственной регистрации, в котором подтверждается, что соблюден установленный федеральным законом порядок ликвидации юридического лица и расчеты с его кредиторами завершены, а также ликвидационный баланс.

Необходимые для государственной регистрации документы должны соответствовать требованиям закона и как составляющая часть государственных реестров, являющихся федеральным информационным ресурсом, содержать достоверную информацию.

Представление в регистрирующий орган ликвидационного баланса, не соответствующего требованиям к оформлению представляемых документов и не утвержденного единственным участником общества, следует рассматривать как непредставление в регистрирующий орган документа, содержащего все необходимые сведения, что в силу подпункта «а» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» является основанием для отказа в регистрации прекращения деятельности юридического лица.

Несоблюдение порядка ликвидации, установленного статьями 61 — 64 Гражданского кодекса Российской Федерации, является правовым основанием для отказа в государственной регистрации прекращения деятельности.

По результатам оценки представленных в материалы дела доказательств в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, заслушав и оценив доводы лиц, участвующих в деле, суды установили, что внесение инспекцией в ЕГРЮЛ регистрационной записи о государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица в связи с его ликвидацией за государственным регистрационным номером 2152468284593 незаконно.

Доказательства утверждения ликвидационного баланса ООО «Ф.» единственным участником общества Ш.К.А. в материалах регистрационного дела отсутствуют, суду первой инстанции не представлены.

Инспекция на момент внесения записи о ликвидации ООО «Ф.» (20.05.2015) располагала информацией о наличии в производстве Арбитражного суда Красноярского края спора Общества к ООО «Ф.» о взыскании задолженности, процентов и в силу пункта 5 статьи 20 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» не должна была осуществлять государственную регистрацию прекращения деятельности в связи с ликвидацией ООО «Ф.» до момента поступления в регистрирующий орган решения (иного судебного акта, которым завершается производство по делу) по такому исковому заявлению.

С учетом изложенного, является обоснованным вывод арбитражных судов о наличии оснований для удовлетворения заявленных требований и признании внесенной регистрирующим органом в ЕГРЮЛ записи от 20.05.2015 N 2152468284593 недействительной.

2.2. Установив, что у регистрирующего органа не имелось оснований для отказа во внесении в ЕГРЮЛ записей о составлении промежуточного ликвидационного баланса юридического лица и постановке на учет в налоговом органе, суды апелляционной и кассационной инстанций отменили решение суда первой инстанции и отказали в удовлетворении заявленных требований.

По делу N А45-22099/2014 Общество обратилось в Арбитражный суд Новосибирской области с заявлением к Инспекции о признании незаконными решения от 01.08.2014 о внесении записи в Единый государственный реестр юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) о составлении промежуточного ликвидационного баланса ООО «С.» (ГРН — 6145476274817), решения от 01.08.2014 о внесении записи в ЕГРЮЛ о государственной регистрации ООО «С.» в связи с его ликвидацией (ГРН — 6145476274828), решения от 01.08.2014 о внесении записи в ЕГРЮЛ в части сведений об учете ООО «С.» в налоговом органе (ГРН — 6145476274839), а также о возложении на регистрирующий орган обязанности внести в ЕГРЮЛ сведения о признании недействительными указанных записей.

Решением от 03.09.2015 Арбитражного суда Новосибирской области заявленные Обществом требования удовлетворены частично: решения инспекции от 01.08.2014 о внесении записи в ЕГРЮЛ о составлении промежуточного ликвидационного баланса ООО «С.» (ГРН — 6145476274817) и о внесении сведений об учете ООО «С.» в налоговом органе (ГРН — 6145476274839) признаны незаконными, на регистрирующий орган возложена обязанность внести в ЕГРЮЛ сведения о признании недействительными данных записей. В остальной части заявленных обществом требований производство по делу прекращено.

Постановлением от 19.11.2015 Седьмого арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции в части удовлетворения заявленных обществом требований отменено, в указанной части принят новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.

В кассационной жалобе Общество, ссылаясь на неправильное применение судом апелляционной инстанции норм материального права, просит отменить постановление от 19.11.2015 Седьмого арбитражного апелляционного суда и оставить в силе решение суда первой инстанции.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.

Как видно из материалов дела, определением об обеспечении иска от 09.06.2014 Арбитражного суда Свердловской области по заявлению Общества регистрирующему органу установлен запрет на осуществление регистрации в связи с ликвидацией и изменением места нахождения ООО «С.».

Инспекцией 01.08.2014 были приняты решения о внесении следующих записей в ЕГРЮЛ: о внесении сведений об учете ООО «С.» в налоговом органе (ГРН — 6145476274839); о составлении промежуточного ликвидационного баланса ООО «С.» (ГРН — 614547627481); о государственной регистрации ООО «С.» в связи с его ликвидацией (ГРН — 6145476274828).

Ссылаясь на нарушение его прав и законных интересов как кредитора ликвидируемого юридического лица, общество обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Удовлетворяя заявленное обществом требование частично, суд первой инстанции исходил из того, что в соответствии с определением об обеспечении иска от 09.06.2014 Арбитражного суда Свердловской области по делу N А60-23847/2014 регистрирующий орган не мог вносить в ЕГРЮЛ записи о составлении промежуточного баланса ООО «С.» и постановке на учет в налоговом органе. Прекращая производство по делу в части оспаривания решения инспекции о государственной регистрации ликвидации ООО «С.», суд учитывал, что указанное решение отменено вышестоящим органом.

Отменяя решение суда первой инстанции в части удовлетворения заявленных требований, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что обеспечительные меры Арбитражного суда Свердловской области не запрещали инспекции совершать действия по регистрации промежуточного ликвидационного баланса юридического лица и его постановке на учет в налоговом органе.

Согласно пункту 3 статьи 49 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент внесения записи о его исключении из Единого государственного реестра юридических лиц.

Порядок ликвидации юридического лица определен статьями 61 — 63 ГК РФ, статьей 21 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон N 129-ФЗ) и предполагает соблюдение установленных законом этапов ее прохождения, в том числе необходимость уведомления регистрирующего органа о принятом решении о ликвидации юридического лица, назначении ликвидатора или формировании ликвидационной комиссии, уведомления регистрирующего органа о составлении промежуточного ликвидационного баланса и ее завершения посредством утверждение и представление ликвидационного баланса после завершения расчетов с кредиторами.

В силу пункта 9 статьи 63 ГК РФ и пункта 6 статьи 22 Закона N 129-ФЗ ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо — прекратившим существование после внесения об этом записи в ЕГРЮЛ.

Исходя из смысла и содержания названных норм права, суд апелляционной инстанции сделал обоснованный вывод о том, что утверждение промежуточного ликвидационного баланса является одним из этапов ликвидации юридического лица, который предполагает уведомление регистрирующего органа о составе имущества ликвидируемого юридического лица, перечне требований, предъявленных кредиторами, результатах их рассмотрения, а также о перечне требований, удовлетворенных вступившим в законную силу решением суда, независимо от того, были ли такие требования приняты ликвидационной комиссией.

В данном случае предоставление промежуточного ликвидационного баланса ликвидатором ООО «С.» в инспекцию не является завершающим этапом в процедуре ликвидации юридического лица и не влечет прекращение его правоспособности.

Определением об обеспечении иска от 09.06.2014 Арбитражного суда Свердловской области был установлен запрет инспекции только на осуществление регистрации ликвидации ООО «С.» и изменения его места нахождения. Следовательно, у регистрирующего органа не имелось оснований для отказа в осуществлении государственной регистрации внесения записей в ЕГРЮЛ о составлении промежуточного ликвидационного баланса ООО «С.» и постановке на учет в налоговом органе.

Доказательств того, что обжалуемыми решениями инспекции нарушены права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, в материалы дела не представлено.

Принимая во внимание, что выводы суда апелляционной инстанции соответствуют упомянутым нормам материального права, а также имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

2.3. Несмотря на то, что формально регистрирующим органом нарушены положения Гражданского кодекса Российской Федерации и Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», касающиеся реорганизации юридического лица, суды апелляционной и кассационной инстанций, учитывая конкретные обстоятельства дела, отказали в удовлетворении заявления о признании незаконными действий Инспекции по внесению записи в Единый государственный реестр юридических лиц от о прекращении деятельности общества с ограниченной ответственностью путем реорганизации в форме разделения, указав на отсутствие у заявителя материально-правового интереса в оспаривании соответствующих регистрационных действий.

По делу N А41-68874/2015 Общество обратилось в Арбитражный суд Московской области с заявлением к Межрайонной инспекции о признании действий Межрайонной инспекции по внесению записи в Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ) от 22.07.2015 о прекращении деятельности ООО «Ф.» путем реорганизации в форме разделения незаконными; обязании исключить запись ГРН 2155027103713 от 22.07.2015 из ЕГРЮЛ.

Решением Арбитражного суда Московской области от 1 декабря 2015 года заявление удовлетворено.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 1 февраля 2016 года вышеназванное решение Арбитражного суда Московской области отменено, в удовлетворении требований Общества отказано.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что обжалуемое постановление подлежит оставлению без изменения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации в течение трех рабочих дней после даты принятия решения о реорганизации юридического лица оно обязано уведомить в письменной форме уполномоченный государственный орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, о начале процедуры реорганизации с указанием формы реорганизации.

Реорганизуемое юридическое лицо после внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о начале процедуры реорганизации дважды с периодичностью один раз в месяц опубликовывает в средствах массовой информации, в которых опубликовываются данные о государственной регистрации юридических лиц, уведомление о своей реорганизации.

Законом может быть предусмотрена обязанность реорганизуемого юридического лица уведомить в письменной форме кредиторов о своей реорганизации.

Согласно статье 13.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» юридическое лицо в течение трех рабочих дней после даты принятия решения о его реорганизации обязано в письменной форме сообщить в регистрирующий орган о начале процедуры реорганизации, в том числе о форме реорганизации, с приложением решения о реорганизации. На основании этого уведомления регистрирующий орган в срок не более трех рабочих дней вносит в единый государственный реестр юридических лиц запись о том, что юридическое лицо (юридические лица) находится (находятся) в процессе реорганизации.

Реорганизуемое юридическое лицо после внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о начале процедуры реорганизации дважды с периодичностью один раз в месяц помещает в средствах массовой информации, в которых опубликовываются данные о государственной регистрации юридических лиц, уведомление о своей реорганизации.

В уведомлении о реорганизации указываются сведения о каждом участвующем в реорганизации, создаваемом (продолжающем деятельность) в результате реорганизации юридическом лице, форма реорганизации, описание порядка и условий заявления кредиторами своих требований, иные сведения, предусмотренные федеральными законами. Реорганизуемое юридическое лицо в течение пяти рабочих дней после даты направления уведомления о начале процедуры реорганизации в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, в письменной форме уведомляет известных ему кредиторов о начале реорганизации, если иное не предусмотрено федеральными законами.

Пунктом 2 статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что кредитор юридического лица, если его права требования возникли до опубликования первого уведомления о реорганизации юридического лица, вправе потребовать в судебном порядке досрочного исполнения соответствующего обязательства должником, а при невозможности досрочного исполнения — прекращения обязательства и возмещения связанных с этим убытков, за исключением случаев, установленных законом или соглашением кредитора с реорганизуемым юридическим лицом.

Требования о досрочном исполнении обязательства или прекращении обязательства и возмещении убытков могут быть предъявлены кредиторами не позднее чем в течение тридцати дней после даты опубликования последнего уведомления о реорганизации юридического лица.

Право, предусмотренное абзацем первым указанного пункта, не предоставляется кредитору, уже имеющему достаточное обеспечение.

Предъявленные в указанный срок требования должны быть исполнены до завершения процедуры реорганизации, в том числе внесением долга в депозит в случаях, предусмотренных статьей 327 данного Кодекса.

Судами установлено, что информация о реорганизации ООО «Ф.» в форме разделения опубликована в Вестнике государственной регистрации N 21 (533) от 03.06.2015, N 26 (538) от 08.07.2015; запись о прекращении деятельности ООО «Ф.» путем реорганизации в форме разделения внесена в ЕГРЮЛ 22.07.2015, т.е. до истечения тридцатидневного срока для предъявления требований кредиторов о досрочном прекращении или исполнении обязательств и возмещения убытков, исчисляемого с даты опубликования последнего сообщения о реорганизации ООО «Ф.» от 08.07.2015.

Установив указанное обстоятельство, суд первой инстанции пришел к выводу об удовлетворении заявленных Обществом требований о признании незаконными действий Инспекции по внесению в ЕГРЮЛ записи ГРН 2155027103713 от 22.07.2015 о прекращении деятельности ООО «Ф.» путем реорганизации в форме разделения; обязании Межрайонной инспекции устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя путем исключения записи ГРН 2155027103713 от 22.07.2015 из ЕГРЮЛ.

Десятый арбитражный апелляционный суд согласился с тем, что формально Межрайонной инспекцией нарушены положения Гражданского кодекса Российской Федерации и Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», касающиеся реорганизации юридического лица, а именно не соблюден специальный срок для реализации кредиторами реорганизуемого лица своих прав на предъявление требования к должнику.

Апелляционный суд, устанавливая в соответствии с положениями Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (статья 4, глава 24) обстоятельство, нарушают ли оспариваемые действия его права и законные интересы, пришел к выводу, что у заявителя отсутствует материально-правовой интерес в оспаривании регистрационных действий, удовлетворение заявления не приведет к восстановлению прав заявителя.

Десятый арбитражный апелляционный суд установил, что 21.04.2015 общим собранием участников ООО «Ф.» принято решение о реорганизации общества в форме разделения на ООО «Ф-м», ООО «О.», ООО «Ф-о».

Согласно Выписке из ЕГРЮЛ ООО «Ф-м», ООО «О.», ООО «Ф-о» являются правопреемниками ООО «Ф.»; впоследствии данные лица переименованы в ООО «Т.», ООО «О-к», ООО «М.» соответственно.

ООО «Т.», ООО «О-к», ООО «М.», созданные в результате реорганизации ООО «Ф.», несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного лица в соответствии пунктом 3 статьи 58 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающим, что при разделении общества все его права и обязанности переходят к обществам, созданным в результате разделения, в соответствии с разделительным балансом; пунктом 5 статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому если передаточный акт не позволяет определить правопреемника по обязательству юридического лица, если разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного общества, юридические лица, созданные в результате реорганизации, несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного общества перед его кредиторами.

Статьей 51 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» предусмотрено, что если разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного общества, юридические лица, созданные в результате реорганизации, несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного общества перед его кредиторами.

Апелляционный суд установил, что в обоснование заявленных по настоящему делу требований Общество ссылается на то, что является заинтересованным лицом в связи с ненадлежащим исполнением ООО «Ф.» его обязательств, возникших из договора от 29.12.2009 долгосрочной аренды недвижимого имущества, расположенного по адресу: г. Санкт-Петербург, пос. Шушары, Пулковское шоссе, д. 56, корп. 4, литера — А.

Обществом в Арбитражный суд Московской области 02.07.2015 предъявлен иск о взыскании с ООО «Ф.» 9 246 351 руб. 71 коп. задолженности (дело N А41-48843/2015).

По указанному делу Арбитражный суд Московской области, удовлетворив ходатайство Общества о процессуальном правопреемстве, определением от 22 октября 2015 года произвел замену ответчика ООО «Ф.» на ООО «Т.», ООО «О-к», ООО «М.».

Установив изложенные обстоятельства, Десятый арбитражный апелляционный суд пришел к выводу, что удовлетворение рассматриваемого по настоящему делу заявления не приведет к восстановлению прав заявителя, у него отсутствует материально-правовой интерес в оспаривании регистрационных действий; из материалов дела не следует, какие права и законные интересы заявителя нарушены в результате совершения налоговой инспекцией оспариваемых действий.

При указанных обстоятельствах, с учетом конкретных обстоятельств настоящего дела судебная коллегия полагает, что отсутствуют основания для отмены обжалуемого постановления Десятого арбитражного апелляционного суда, кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

2.4. Регистрация физического лица в качестве индивидуального предпринимателя на основании данных утраченного паспорта не соответствует требованиям Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

По делу N А65-8531/2015 К.И.В. обратился в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением к Инспекции о признании государственной регистрации К.И.В. в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей (далее — ЕГРИП) в качестве индивидуального предпринимателя недействительной.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 16.09.2015 заявление К.И.В. удовлетворено. Кроме того, суд взыскал с Инспекции в пользу заявителя расходы по оплате экспертизы в сумме 12 045,44 руб. и по оплате государственной пошлины в сумме 200 руб.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.12.2015 решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 16.09.2015 в части взыскания с Инспекции в пользу Кириллова И.В. расходов по оплате государственной пошлины в сумме 200 рублей было отменено, в остальной части решение суда оставлено без изменения.

Инспекция, не согласившись с судебными актами в части взыскания с инспекции в пользу заявителя расходов по оплате экспертизы, обратилась с кассационной жалобой, в которой просила судебные акты отменить в обжалуемой части, и принять новый судебный акт об отказе заявителю в удовлетворении данных требований

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как следовало из материалов дела, 27.07.2009 К.И.В. был зарегистрирован Инспекцией в качестве индивидуального предпринимателя за основным государственным регистрационным номером 309169010400305.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона N 129-ФЗ от 08.08.2001 «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон о государственной регистрации) государственная регистрация юридических лиц и индивидуальных предпринимателей — акты уполномоченного федерального органа исполнительной власти, осуществляемые посредством внесения в государственные реестры сведений о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, приобретении физическими лицами статуса индивидуального предпринимателя, прекращении физическими лицами деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей, иных сведений о юридических лицах и об индивидуальных предпринимателях в соответствии с указанным Федеральным законом.

Статьей 22.1 Закона о государственной регистрации установлен порядок государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя.

При государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя в регистрирующий орган представляются, в том числе, подписанное заявителем заявление о государственной регистрации по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти; копия основного документа физического лица, регистрируемого в качестве индивидуального предпринимателя (в случае, если физическое лицо, регистрируемое в качестве индивидуального предпринимателя, является гражданином Российской Федерации).

Как следует из материалов дела, оспариваемым решением произведена регистрация заявителя в ЕГРИП в качестве индивидуального предпринимателя на основании заявления, поданного в налоговый орган по доверенности, и данных о заявителе.

Судом установлено, что паспорт <…> <…>, выданный <…>, на основании которого произведена государственная регистрация, был утрачен, и взамен его выдан паспорт <…> от 08.08.2008, а по ходатайству заявителя по делу была назначена экспертиза, и ее проведение поручено эксперту Е.О.В.

Из заключения эксперта N 2562/08-3 от 20.08.2015 следует, что подпись в доверенности от 02.03.2009 на гр. Г.А.Ф., выписке из реестра для регистрации нотариальных действий нотариуса с N П-1-234 по N П-1-236 от 02.04.2009, и заявлении о государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя по форме N Р21001, выполнена не Кирилловым И.В.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что заявитель был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя на основании утерянного паспорта.

Регистрация физического лица в качестве индивидуального предпринимателя на основании данных утраченного паспорта, то есть без установления личности заявителя, не соответствует требованиям Закона о государственной регистрации.

2.5. Закон не устанавливает обязательный досудебный порядок обжалования решения о государственной регистрации.

По делу N А41-68330/15 К.О.Е. (заявитель) обратился в Арбитражный суд Московской области с заявлением к Инспекции о признании записи N 215007055400 от 30 июля 2015 года в ЕГРЮЛ о том, что руководителем постоянно действующего исполнительного органа (генеральным директором) Общества назначен Ч.П.Н., недействительной.

Определением Арбитражного суда Московской области от 28 декабря 2015 года заявление оставлено без рассмотрения.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 17 февраля 2016 года определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

От заявителя поступила кассационная жалоба, в которой он просил определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить, как принятые с нарушением норм процессуального права.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как следовало из материалов дела, Инспекцией 30 июля 2015 года внесена запись в ЕГРЮЛ N 215007055400 о том, что руководителем постоянно действующего исполнительного органа (генеральным директором) Общества назначен Ч.П.Н.

Полагая, что данная запись является незаконной и нарушает его права и интересы, заявитель обратился в Арбитражный суд Московской области с настоящими требованиями.

В соответствии с частью 5 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если для определенной категории споров федеральным законом установлен претензионный или иной досудебный порядок, либо он предусмотрен договором, спор передается на разрешение арбитражного суда после соблюдения такого порядка.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом или договором.

Оставляя заявленные требования без рассмотрения, суд указал на то, что К.О.Е. не представлено доказательств того, что решение регистрирующего органа, связанное с внесением в ЕГРЮЛ оспариваемой записи, ранее обжаловалось в вышестоящий регистрирующий орган.

Таким образом, по мнению суда, заявителем нарушен досудебный порядок урегулирования спора, установленный статьей 25.2 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», что является основанием для оставления заявления без рассмотрения.

Суд кассационной инстанции не может согласиться с такими выводами суда.

Согласно пункту 1 статьи 25.2 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (в редакции, действовавшей на момент вынесения обжалуемого определения) решение территориального регистрирующего органа о государственной регистрации может быть обжаловано в вышестоящий регистрирующий орган, а также в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в соответствии со статьей 2 указанного Федерального закона, путем подачи жалобы в порядке, установленном указанным Федеральным законом, и (или) обжаловано в судебном порядке.

Решение территориального регистрирующего органа об отказе в государственной регистрации может быть обжаловано в вышестоящий регистрирующий орган путем подачи жалобы в порядке, установленном указанным Федеральным законом. Решение территориального регистрирующего органа об отказе в государственной регистрации может быть обжаловано в суд и (или) в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в соответствии со статьей 2 указанного Федерального закона, только после его обжалования в вышестоящий регистрирующий орган.

Таким образом, невозможность обращения в суд до обжалования в вышестоящий орган предусмотрена только в отношении решения об отказе в государственной регистрации.

Принимая во внимание, что предметом настоящего заявления является обжалование решения регистрирующего органа о государственной регистрации оспариваемой записи, у заявителя отсутствовала обязанность обжаловать его в вышестоящий регистрирующий орган или в уполномоченный федеральный орган исполнительной власти до обращения в суд.

При таких обстоятельствах у суда отсутствовали основания для оставления заявления без рассмотрения.

По другому делу (N А21-9511/2015) суды апелляционной и кассационной инстанций признали ошибочной ссылку суда первой инстанции на статью 138 Налогового кодекса Российской Федерации, которая, в частности, была положена в основу вывода о том, что решение о государственной регистрации может быть обжаловано в суд только после его обжалования в вышестоящий орган.

Суд кассационной инстанции отметил следующее.

Статьей 2 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон N 129-ФЗ) установлено, что государственная регистрация осуществляется уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, в том числе его территориальными органами.

Согласно пункту 1 постановления Правительства Российской Федерации от 17.05.2002 N 319 «Об уполномоченном федеральном органе исполнительной власти, осуществляющем государственную регистрацию юридических лиц, крестьянских (фермерских) хозяйств, физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей» уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц, является Министерство Российской Федерации по налогам и сборам.

В связи с изменением структуры федеральных органов исполнительной власти уполномоченным органом исполнительной власти, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц, физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей, а также крестьянских фермерских хозяйств, в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 30.09.2004 N 506 в настоящее время является Федеральная налоговая служба.

Согласно пункту 2 статьи 1 Налогового кодекса Российской Федерации данный Кодекс устанавливает систему налогов и сборов, а также общие принципы налогообложения и сборов в Российской Федерации.

Таким образом, несмотря на то, что уполномоченным органом исполнительной власти, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц, физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей, а также крестьянских фермерских хозяйств, в настоящее время является Федеральная налоговая служба, действие Налогового кодекса Российской Федерации на спорные правоотношения не распространяется, они регулируются нормами Закона N 129-ФЗ.

Абзацем вторым пункта 1 статьи 25.2 Закона N 129-ФЗ установлен досудебный порядок обжалования решения об отказе в государственной регистрации; для оспаривания решения о государственной регистрации такой порядок не предусмотрен.

3. По вопросу оспаривания иных решений, действий (бездействия), принимаемых (осуществляемых) регистрирующими органами при реализации функции по государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

3.1. Поскольку несвоевременное внесение в ЕГРИП сведений об изменении места жительства индивидуального предпринимателя не привело к нарушению его прав и законных интересов, связанных с назначением и проведением выездной проверки ненадлежащим налоговым органом, а иных доказательств нарушения своих прав и законных интересов индивидуальный предприниматель не представил, суды апелляционной и кассационной инстанций отказали в удовлетворении заявления о признании незаконным бездействия регистрирующего органа.

По делу N А78-7426/2015 индивидуальный предприниматель Г.Ю.И. (далее — предприниматель) обратилась в Арбитражный суд Забайкальского края с заявлением к Межрайонной инспекции о признании незаконным бездействия, выразившегося в невнесении сведений в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей об изменении сведений о месте жительства предпринимателя за период с 09.12.2014 по 15.02.2015.

Решением Арбитражного суда Забайкальского края от 26 августа 2015 года заявленные требования удовлетворены.

Четвертый арбитражный апелляционный суд постановлением от 19 января 2016 года решение суда первой инстанции отменил, в удовлетворении заявленных требований отказал.

В кассационной жалобе предприниматель просила постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда отменить, оставить в силе решение Арбитражного суда Забайкальского края.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

Как установлено судом апелляционной инстанции и следует из материалов дела, Ганова Ю.И. была поставлена на налоговый учет в Межрайонной инспекции в связи с изменением 21.11.2014 места жительства физического лица, сведения о регистрации указанного лица по новому месту жительства были переданы соответствующим подразделением Федеральной миграционной службы в установленном порядке 28.11.2014, сведения об изменении места жительства предпринимателя внесены в ЕГРИП 15.02.2015.

На основании изложенного следует признать, что Четвертый арбитражный апелляционный суд правильно применил положения статьи 1, пункта 1 статьи 8, пункта 4 статьи 5, пункта 3 статьи 22.2 Федерального закона от 08.08.2011 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» на основании надлежащей оценки имеющихся в деле доказательств пришел к обоснованному выводу о допущенном инспекцией незаконном бездействии по своевременному внесению в ЕГРИП сведений об изменении места жительства предпринимателя.

Вместе с тем, одно только нарушение закона не является основанием для удовлетворения рассматриваемых требований, поскольку в силу части 1 статьи 198, части 4 статьи 200, частей 2 и 3 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для признания недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, необходимо наличие в совокупности двух условий: несоответствие оспариваемых ненормативного правового акта, решений и действий (бездействия) закону или иному нормативному правовому акту и нарушение прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Суд кассационной инстанции соглашается с выводами суда апелляционной инстанции о том, что заявителем в материалы дела не представлено доказательств нарушения его прав и законных интересов оспариваемым бездействием инспекции.

В качестве доказательств таких нарушений заявитель кассационной жалобы при рассмотрении дела ссылался исключительно на последствия, связанные с назначением 09.12.2014 Межрайонной инспекцией выездной налоговой проверки, то есть, по мнению предпринимателя, назначением проверки ненадлежащим налоговым органом.

Вместе с тем, предпринимателем не учитывается, что согласно пункту 2 статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс), решение о проведении выездной налоговой проверки физического лица выносит налоговый орган по месту жительства этого лица.

Пунктом 1 статьи 83 Кодекса установлено, что в целях проведения налогового контроля физические лица подлежат постановке на учет налоговых органах по месту жительства. Одной из форм налогового контроля состоящих на учете индивидуальных предпринимателей является выездная налоговая проверка, при проведении которой налоговый орган вправе истребовать у проверяемого лица документы, связанные с проведением проверки (статьи 89, 93 Кодекса).

Из системного толкования норм пункта 1 статьи 83 и пункта 2 статьи 89 Кодекса следует, что при рассмотрении вопроса о налоговых органах, которым предоставлено право проведения выездной налоговой проверки, следует понимать, что таким налоговым органом является не налоговый орган, который располагается в определенной местности, где зарегистрировано физическое лицо по конкретному адресу, а налоговый орган, в котором физическое лицо на момент принятия решения о проведении выездной проверки состоит на учете по такому основанию, как место его жительства.

Абзацем 1 пункта 2 статьи 84 Кодекса установлено, что налоговый орган обязан осуществить постановку на учет физического лица на основании заявления этого физического лица в течение пяти дней со дня получения указанного заявления налоговым органом и в тот же срок выдать ему свидетельство о постановке на учет в налоговом органе (если ранее указанное свидетельство не выдавалось). В случае, если заявление физического лица направлено по почте заказным письмом либо передано в электронной форме по телекоммуникационным каналам связи в налоговый орган, налоговый орган осуществляет постановку на учет физического лица на основании такого заявления в течение пяти дней со дня получения от органов, указанных в пунктах 3 и 8 статьи 85 данного Кодекса, подтверждения содержащихся в этом заявлении сведений и в тот же срок выдает (направляет) физическому лицу свидетельство о постановке на учет в налоговом органе (если ранее указанное свидетельство не выдавалось).

Согласно абзацу 7 пункта 2 статьи 84 Кодекса налоговый орган обязан осуществить постановку на учет (снятие с учета) физического лица по иным основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, в течение пяти дней со дня получения соответствующего заявления или сведений, сообщенных органами, указанными в статье 85 данного Кодекса, если иное не предусмотрено абзацем восьмым настоящего пункта, и в тот же срок выдать уведомление о постановке на учет (уведомление о снятии с учета) в налоговом органе.

В соответствии с пунктом 3 статьи 84 Кодекса (в редакции Федерального закона от 23.07.2013 N 248-ФЗ) изменения в сведениях об индивидуальных предпринимателях, за исключением сведений, сообщаемых органами, указанными в пунктах 3 и 8 статьи 85 данного Кодекса, подлежат учету налоговым органом по месту жительства индивидуального предпринимателя на основании сведений, содержащихся в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей.

Пунктом 3 статьи 85 Кодекса (в редакции, действовавшей в 2014 году), в частности, установлено, что органы, осуществляющие регистрацию (миграционный учет) физических лиц по месту жительства (месту пребывания), обязаны сообщать о фактах регистрации физического лица по месту жительства, в налоговые органы по месту своего нахождения в течение 10 дней после дня регистрации физических лиц.

Также Федеральным законом от 23.07.2013 N 248-ФЗ из абзаца 2 пункта 4 статьи 84 Кодекса исключено положение о том, что в случае изменения места жительства индивидуального предпринимателя снятие с налогового учета физического лица в качестве индивидуального предпринимателя по месту его жительства производится на основании сведений, содержащихся в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей.

Из приведенного выше правового регулирования, действовавшего в период рассматриваемых правоотношений, следует, что назначение выездной проверки индивидуального предпринимателя связано с фактом его постановки на учет в соответствующем налоговом органе, при этом постановка на налоговый учет в связи с изменением места жительства предпринимателя производится не на основании сведений, внесенных в ЕГРИП, а на основании сведений, поступивших от органов, осуществляющих регистрацию (миграционный учет) физических лиц по месту жительства (месту пребывания).

При таких обстоятельствах в настоящем деле дата внесения сведений в ЕГРИП о месте жительства индивидуального предпринимателя не может влиять на правоотношения предпринимателя, связанные с проведением выездной налоговой проверки. Действия каких-либо налоговых органов по несвоевременной постановке и (или) снятию с налогового учета в настоящем деле предпринимателем не оспариваются.

Следовательно, являются ошибочными доводы заявителя кассационной жалобы о том, что несвоевременное внесение в ЕГРИП сведений об изменении места жительства предпринимателя привело к нарушению его прав и законных интересов, связанных с назначением и проведением выездной проверки ненадлежащим налоговым органом.

Поскольку иных доказательств нарушения своих прав и законных интересов несвоевременным внесением записи об изменении места жительства заявитель жалобы при рассмотрении дела не представил, суд апелляционной инстанции правомерно отменил решение суда первой инстанции и отказал в удовлетворении заявленных требований.

Ссылки предпринимателя на то, что оспариваемое бездействие нарушает права иных лиц на получение достоверной информации из ЕГРИП, не имеют в настоящем деле правового значения, поскольку предприниматель в настоящем споре не наделен полномочиями обращения в суд в защиту прав иных лиц и должен доказать нарушение именно своих прав и законных интересов.

3.2. В связи с тем, что срок, установленный для обжалования исключения юридического лица из ЕГРЮЛ, был пропущен заявителем без уважительных причин, суды отказали в удовлетворении заявленных требований.

По делу N А58-5849/2015 акционер П.Г.В. обратился в Арбитражный суд Республики Саха (Якутия) с заявлением к Межрайонной инспекции о признании недействительным решения от 25.01.2013 N 2 о внесении в Единый государственный реестр юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) сведений о прекращении деятельности общества в связи с исключением на основании пункта 2 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон N 129-ФЗ) и признании недействительной записи от 25.01.2013 N 2131436000298 об исключении и обязании устранить допущенные нарушения путем восстановления общества в ЕГРЮЛ.

Решением Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) от 28 января 2016 года, оставленным без изменения постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 6 апреля 2016 года, в удовлетворении требования отказано, в связи с пропуском заявителем установленного частью 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации срока на обжалование решения и действий налогового органа.

В кассационной жалобе П.Г.В. просил судебные акты в связи с нарушением судами норм процессуального права отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Заявитель является акционером общества (владелец 4 безактивных акций от 28.06.1993 номинальной стоимостью 2 500 рублей каждая).

На основании решения Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) от 9 ноября 1996 года по делу N 1258 общество ликвидировано.

В связи с непредставлением обществом в течение последних 12 месяцев налоговой отчетности и неосуществлением движения денежных средств по банковским счетам регистрирующим органом 25.01.2013 принято решение N 2 о предстоящем исключении недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ, о котором в ЕГРЮЛ 25.01.2013 внесена запись N 2131436000298, в журнале «Вестник государственной регистрации» 30.01.2013 опубликованы сведения.

По решению регистрирующего органа в ЕГРЮЛ 14.05.2013 внесена запись об исключении общества из данного реестра.

Решение инспекции N 2 от 25.01.2013 оспорено П.Г.В. в судебном порядке на основании пункта 2 статьи 21.1 Закона N 129-ФЗ.

В соответствии с частью 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявление о признании недействительным ненормативного правового акта и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом.

Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом.

В Определении от 18.11.2004 N 367-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Владимир и Ольга» на нарушение конституционных прав и свобод частью 1 статьи 52 и частью 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» Конституционный Суд Российской Федерации разъяснил, что установление в законе сроков для обращения в суд с заявлениями о признании ненормативных правовых актов недействительными, а решений, действий (бездействия) незаконными обусловлено необходимостью обеспечить стабильность и определенность административных и иных публичных правоотношений и не может рассматриваться как нарушающее право на судебную защиту, поскольку несоблюдение установленного срока, в силу соответствующих норм Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не является основанием для отказа в принятии заявлений по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, — вопрос о причинах пропуска срока решается судом после возбуждения дела, то есть в судебном заседании. Заинтересованные лица вправе ходатайствовать о восстановлении пропущенного срока, и, если пропуск срока был обусловлен уважительными причинами, такого рода ходатайства подлежат удовлетворению судом.

Таким образом, моментом, с которого начинается исчисление трехмесячного срока, признается день, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом.

При этом срок для подачи соответствующего заявления не является пресекательным и может быть восстановлен арбитражным судом по ходатайству лица, участвующего в деле, обратившегося с таким заявлением, если суд признает причину пропуска срока уважительной.

Нормы Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не содержат перечня уважительных причин, при наличии которых суд может восстановить процессуальный срок, поэтому право установления наличия этих причин и их оценки принадлежит арбитражному суду.

С заявлением об оспаривании решения регистрирующего органа о предстоящем исключении недействующего юридического лица общества от 25.01.2013 и соответствующей записи в реестре П.Г.В. обратился в суд 22.10.2015, заявив ходатайство о восстановлении пропущенного срока.

По результатам оценки ходатайства, приложенных в его обоснование документов и имеющихся в деле доказательств, арбитражные суды установили, что заявителю, как акционеру, было известно о наличии судебного акта о ликвидации общества от 09.09.1996, о принятии оспариваемого решения налогового органа и внесении записи в реестр должно было быть известно при опубликовании об этом сведений в журнале «Вестник государственной регистрации» 30.04.2013, в связи с чем пришли к правомерному выводу об исчислении срока на обращение в суд с данного момента.

Арбитражными судами также установлено, что П.Г.В. действительно в период с 25.01.2013 по 15.04.2013 находился на лечении по курсу дневного стационара; в период с 03.02.2014 по 14.02.2014, а затем с 26.05.2014 по 02.06.2014 проводилась подготовка к оперативному лечению и операция.

Вместе с тем, в период с 24.04.2013 по 03.02.2014, с 02.06.2014 по 22.10.2015 П.Г.В. в суд не обращался, обоснование невозможности обращения в суд в пределах названных периодов заявителем не приведено, соответствующие доказательства не представлены.

Данные обстоятельства подтверждены содержанием имеющихся в деле доказательств и заявителем не оспариваются.

С учетом изложенного, указанные заявителем причины пропуска срока правомерно расценены судами, как не исключающие для него возможность обращения в суд в установленный законом срок, в том числе через уполномоченного представителя.

Поскольку пропуск срока для обращения в суд при отсутствии уважительных причин является самостоятельным основанием для отказа в иске, вывод судов о наличии оснований для отказа в удовлетворении заявленных требований именно по этому основанию является правильным.

3.3. При рассмотрении спора суды пришли к выводу о том, что запрашиваемая заявителем информация не могла быть предоставлена территориальными органами ФНС России, в связи с чем требования заявителя, основанные на непредставлении информации, были оставлены без удовлетворения.

По делу N А60-41584/2015 общество обратилось в Арбитражный суд Свердловской области о признании недействительными решения Инспекции о предоставлении информации от 10.07.2015 N 25-10/26788; решения Управления о направлении ответа от 13.08.2015 N 06-10/24892.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 26.11.2015 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятым решением, заявитель обратился с апелляционной жалобой, в соответствии с которой просил названное решение отменить и принять по делу новый судебный акт.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

Как следует из материалов дела, в связи с рассмотрением Кировским районным судом г. Екатеринбурга гражданского дела по заявлению общества об оспаривании постановления о запрете совершения регистрационных действий в отношении общества, принятое судебным приставом-исполнителем К.Д.В., 30.06.2015 в адрес Инспекции поступил запрос от общества с просьбой предоставить копию постановления от 10.03.2015 N 7268-СД об отмене запрета на совершение регистрационных действий в отношении общества, вынесенное судебным приставом Межрайонного отдела по исполнению особых исполнительных производств П.И.В., сообщить дату поступления названного постановления в регистрирующий орган.

Письмом от 10.07.2015 N 25-10/26788 Инспекция отказала в предоставлении информации, указав на то, что предоставление указанной информации Федеральной налоговой службой не предусмотрено действующим законодательством.

Не согласившись с ответом Инспекции, общество направило жалобу в Управление.

Управление в ответе от 13.08.2015 N 06-10/24892 сообщило, что копия постановления от 10.03.2015 N 7268-СД об отмене ареста на долю должника в уставном капитале, об отмене запрета на отчуждение либо обременение доли, об отмене запрета налоговому органу вносить изменения в сведения о юридических лицах в Единый государственный реестр юридических лиц, вынесенного старшим судебным приставом П.И.В. Межрайонного отдела по исполнению особых исполнительных производств УФССП по Свердловской области, в адрес Инспекции, Межрайонной инспекции не поступала. В адрес Межрайонного отдела по исполнению особых исполнительных производств УФССП по Свердловской области направлен запрос с просьбой предоставить информацию о том, направлялись ли в адрес Межрайонной инспекции копии указанного постановления. В настоящий момент, а также на момент рассмотрения Управлением жалобы ответ от Межрайонного отдела по исполнению особых исполнительных производств не получен. Управление повторно разъяснило обществу, что действующим законодательством не предусмотрено наличие документов, выданных судебными приставами-исполнителями (о наложении запрета/отмене запрета совершать какие-либо действия) в регистрационном деле юридического лица, в связи с чем у регистрирующего органа отсутствует возможность предоставления запрашиваемого документа.

Судами установлено и материалами дело подтверждено, что запрашивая сведения о постановлениях судебного пристава-исполнителя, Общество обращается в Инспекцию как в регистрирующий орган.

Отношения, связанные с государственной регистрацией юридических лиц, регулируются нормами Гражданского кодекса Российской Федерации и Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон о регистрации).

В частности, пункт 1 статьи 5 Закона о регистрации предусматривает перечень сведений и документов о юридическом лице, которые содержатся в едином государственном реестре юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ).

В соответствии с пунктом 6 статьи 5 Закона о регистрации документы, предусмотренные настоящим Федеральным законом и представленные в регистрирующий орган при государственной регистрации, являются частью соответственно ЕГРЮЛ.

В соответствии со статьей 6 Закона о регистрации содержащиеся в государственных реестрах сведения и документы являются открытыми и общедоступными, за исключением сведений, доступ к которым ограничен, и предоставляются в виде выписки из соответствующего государственного реестра, копии документа (документов), содержащегося в соответствующем государственном реестре, справки об отсутствии запрашиваемой информации, в соответствующих форме и порядке.

В рассматриваемом случае запрашиваемые сведения о дате поступления и исполнения акта межрайонного отдела по исполнению особых исполнительных производств УФССП по Свердловской области не являлись сведениями, содержащимися в ЕГРЮЛ. Кроме того, обязанность налоговых органов по предоставлению вышеуказанных сведений не предусмотрена статьей 32 Налогового кодекса Российской Федерации.

Таким образом, действия инспекции произведены в рамках действующего законодательства и предоставленных ему прав, эти действия не могут нарушать прав, предусмотренных статьями 24, 29, 33, 55 Конституции Российской Федерации, и законных интересов Общества.

Согласно пункту 1 статьи 50 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» стороны исполнительного производства вправе знакомиться с материалами исполнительного производства, делать из них выписки, снимать с них копии, представлять дополнительные материалы, заявлять ходатайства, участвовать в совершении исполнительных действий, давать устные и письменные объяснения в процессе совершения исполнительных действий, приводить свои доводы по всем вопросам, возникающим в ходе исполнительного производства, возражать против ходатайств и доводов других лиц, участвующих в исполнительном производстве, заявлять отводы, обжаловать постановления судебного пристава-исполнителя, его действия (бездействие), а также имеют иные права, предусмотренные законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 12 Федерального закона от 21.07.1997 N 118-ФЗ «О судебных приставах» в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных Федеральным законом об исполнительном производстве, судебный пристав-исполнитель предоставляет сторонам исполнительного производства (далее — стороны) или их представителям возможность знакомиться с материалами исполнительного производства, делать из них выписки, снимать с них копии.

Следовательно, вывод арбитражного суда о том, что заявитель обратился с соответствующим запросом к ненадлежащему государственному органу, является верным.

Заявитель не обосновал, каким образом нарушаются его права на получение информации (постановление судебного пристава) у регистрирующего органа, тогда как данная запрашиваемая информация содержится в соответствии с законодательством именно в службе судебных приставов.

В соответствии с пунктом 4.4 письма ФНС России N ПА-37-6/19020@ от 30.12.2010 при обращении заинтересованного лица в уполномоченный налоговый орган за предоставлением информации о содержащихся в ЕГРЮЛ документах в отношении конкретного юридического лица указанное обращение рассматривается в порядке и сроки, установленные для рассмотрения обращений граждан и юридических лиц. Ответ на вышеуказанное обращение должен содержать информацию об имеющихся в ЕГРЮЛ в отношении интересующего юридического лица документах (с указанием их наименования и реквизитов), представленных заявителями при государственной регистрации.

Таким образом, направленный Обществом запрос не мог рассматриваться в качестве документов, формы реагирования на которые предусмотрены пунктом 2 статьи 6 Закона о регистрации, поскольку постановления судебных приставов-исполнителей не подлежат государственной регистрации и внесению об этом записи в реестр.

В материалах дела отсутствует подтверждение того, что оспариваемое действия налоговых органов не соответствуют требованиям законодательства или нарушают права и законные интересы общества в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

По данным Консультант Плюс

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru города Новокузнецк, Кемерово