«Жертва» или «агрессор» — разбираемся с новыми ролями в «семье» в новом законопроекте

«Жертва» или «агрессор» — разбираемся с новыми ролями в «семье» в новом законопроекте

Итак, Совет Федерации опубликовал один из самых, наверное, обсуждаемых законопроектов года — «О профилактике семейно-бытового насилия в РФ».

Его обсуждали блогеры в Инстаграме, государственные чиновники, спортсмены, деятели культуры, пытаясь придти к общему знаменателю. Удалось ли им это? Давайте попробуем разобраться.

Самое важное и самое спорное понятие, которое вводит новый закон — это, собственное, понятие “семейно-бытового насилия”.

Под ним законодатель понимает “угроза или деяние, которое причиняет физическое или психическое страдание или наносит имущественный вред. При условии, что это деяние не содержит признаки административного правонарушения или уголовного преступления.”

Кто же осуществляет эти угрозы? Совершеннолетние члены общества. Кто выступает в качестве пострадавших:

Бывшие либо нынешние супруги; близкие родственники; те, кто связан общим ребенком; проживающие вместе и ведущие совместное хозяйство лица, связанные свойством. Таким образом, законодатель сделал небольшую уступку и расширил круг “пострадавших”, разумно рассудив, что ссоры и конфликты могут возникать не только между лицами, состоящими в официальном браке, но и людьми, просто ведущими совместное хозяйство и связанным свойством. Однако “за бортом” опять остались люди, не состоящие в официальном браке.

Каков же механизм защиты пострадавших от бытового насилия?

Человек может либо придти со стандартным заявлением в органы полиции, либо обратиться за помощью в организации социальной и психологической защиты, и тогда заявление будет исходить от последних. Список организаций не является исчерпывающим; при более детальном изучении законопроекта получается, что по факту заявление может подать почти любой человек и организация. Данный пункт, несомненно, вызвал и будет вызывать большие споры, так как здесь видится почва для возможных злоупотреблений и отхождение от принципа частно-публичного обвинения в сторону публичной формы. Более того, в проекте закона присутствует пункт о возможности подачи заявление от гражданина, который не связан никакими узами (ни семейного, ни дружественного характера) с пострадавшим, но который узнал о лицах, находящихся в беспомощном положении, и счел своим гражданским долгом сообщить о данном факте.

Помимо этого, если жертва — несовершеннолетний, то заявление за него может подать законный представитель пострадавшего.

Туманно выделены в законе так называемые “специализированные центры”, в которые для каждого пострадавшего должна быть разработана своя программа, направленная на получение жертвой правовых, юридических, социальных услуг. На данный момент таких центров не существует, и как быстро они будут созданы и кем укомплектованы — тоже большой вопрос. Потребность в их существовании определенно есть.

Как же будут бороться с агрессорами и нарушителями семейного покоя? Первый этап — профилактические беседы, проводимые участковыми на местах. Положение вызывает удивление хотя бы тем фактом, что полицейских на местах не хватает для выполнения базовой работы, а осуществление функций органов социальной защиты едва ли можно счесть целесообразным.

Второй этап — тот самый “охранный ордер”, или “защитное предписание”. Он выдается с согласия пострадавших, и является некой охранной грамотой, запрещающей агрессору вступать в любые контакты с жертвой (вплоть до разговора). Стандартный срок действия предписания составляет 30 суток, может быть продлен до 60.

В течении этого времени агрессора ставят на профилактический учет и контроль для наблюдения за его поведение. В случае нарушения предписаний в течении этого срока — штраф до 3.000 рублей либо арест до 15 суток. Соответствующие поправки предполагается внести в КоАП.

Более “усиленный” вариант охранного ордера — аналогичный судебный охранный ордер, который предполагает обязание агрессора пройти специализированную психологическую программу (на этом месте многие противники закона невольно вспоминают знаменитую драму Кубрика “Заводный апельсин”), возвращение пострадавшим документов и имущества, а также предоставление возможности жить на совместной жилплощади одним — без агрессора. Меры наказания на нарушение этого запрета более суровы — штраф до 5 тысяч. рублей, арест до 15 суток, либо обязательные работы.

Важное место в новом законопроекте отведено под такое понятие, как “профилактика” фактов домашнего насилия. У государства, судя по тексту документа — планы определенно грандиозные: это и создание системы, превентивно выявляющие факты домашнего насилия, и — внимание — устраняющие причины и условия возникновения насилия. Данная система должна стать органичной надстройкой над органами исполнительной и судебной власти, органов социальной защиты, медицинских организаций.

Шквал критики в сторону нового законопроекта довольно обоснован. Есть претензии как к ключевой составляющей всего закона — понятию “бытового насилия”, так и к мягкости санкций за нарушения, а также ограниченности круга лиц, подпадающих под понятие “жертвы”.

Будем следить за ходом принятия нового закона.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажмите, чтобы позвонить Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru города Новокузнецк, Кемерово